Спонсоры:
Спонсоры:

Бежар Морис

image

(род. в 1927 г.)

Выдающийся балетмейстер ХХв. Единственный хореограф, который сумел воплотить в своем творчестве «картину мира» со всей ее универсальностью, многозначностью, стихийностью. Его имя ставят в один ряд с именами таких знаменитостей, как Фредерико Феллини и Мишель Фуко. Морис Бежар произвел революцию в мире балета, вырвав его из академического плена, очистив «от пыли и позолоты веков». Его обновленный, яростный, чувственный танец стал символом ХХв.

Морис Бежар родился 1 января 1927 г. в Марселе, в небольшом домике, расположенном между вокзалом и Средиземным морем. Его отцом был известный французский философ Гастон Берже. Он издавал журнал под названием «Лез этюд философик» и увлекался восточной философией. Кроме того, Гастон Берже был владельцем завода по производству удобрений. Морис Бежар вспоминал: «Мой отец родился в Сенегале, моя прабабка была негритянкой». На родине Гастона Берже позже был открыт институт, названный его именем. В 1934 г. в семье Берже случилось несчастье — умерла мать Мориса. «Мне было 7 лет, и я так и не смирился с ее смертью», — повторял он. Через несколько лет Гастон Берже женился второй раз на женщине, которую звали Полет-та. Мачеха заменила маленькому Морису мать. А позже сопровождала его труппу во всех гастрольных поездках. Театр увлек Мориса с детства. Мальчик обожал наряжаться и разыгрывать дома различные театрализованные представления. В 10 лет он впервые побывал в театре на премьере «Фауста». Это зрелище произвело на мальчика неизгладимое впечатление, и юный Бежар часто разыгрывал увиденный спектакль со своей сестрой. Танцем Морис начал заниматься в 13 лет по совету врача. Вначале доктор порекомендовал, чтобы болезненный и слабый ребенок занялся спортом. Но, узнав от родителей, что Морис обожает театр, посоветовал ему заняться классическим танцем. Свое увлечение танцем Бежар объяснял негритянскими корнями. С 1941 г. Морис начал обучаться хореографии, а в 17 лет дебютировал на сцене Марсельской оперы. Его карьера танцовщика началась с роли яблочного червя, который переползал через сцену на заднем плане. Морис приходил в ужас от того, что пропорции его тела были далеки от классических: «Я считал себя низкорослым, коротконогим, зато у меня были плечи, спина, взгляд, и это давало куда больше сил, чем если бы я был просто талантлив». Его систематический, изнуряющий труд возле станка, неимоверное упорство помогли молодому танцовщику «обмануть природу». Бежар ни на минуту не прекращал работать над собой и непрерывно продолжал свое образование. Для этого в 1945 г. Морис Бежар переехал в Париж, где начал брать уроки у русских балетных педагогов: Лео Стаатса, Л. Н. Егоровой, мадам Рузан. После этих уроков ноги у будущего выдающегося танцора зачастую покрывались кровяными полосами, отчего напоминали пижаму: это русский педагог нещадно бил своего ученика по ногам тростью за каждое неправильное движение. В результате Морис Бежар освоил множество разнообразных хореографических школ и постепенно вырабатывал свой творческий стиль, который затем покорил Европу: «Я — лоскутное одеяло. Я — весь из маленьких кусочков, оторванных мною ото всех, кого жизнь поставила на моем пути». Он стал гениальным танцовщиком, но не классическим, а свободным, открытым, чувственным. Морис Бежар смог создать свой, ни с кем не сравнимый театр танца: «Мне пришлось создать свой стиль. Точнее тело мое придумало для меня мой стиль». В самом начале своей творческой карьеры Морис Бежар стремился не связывать себя строгими контрактами, выступая в самых различных труппах. «Нет ничего более парализующего, чем долгосрочные контракты, законный брак и покупка мебели в кредит», — смеясь, говорил знаменитый танцовщик. Позднее Бежар переехал в Лондон. Там в 1948 г. он работал у Р. Пети и Ж. Шарра, а через год выступал в «Инглоби интернешнл балле» в Лондоне, два года проработал в Королевском шведском балете. В Швеции Бежар впервые выступил как хореограф, поставив для кинофильма фрагменты балета «Жар-птица». Многие из его знакомых вспоминают, как в 1950 г. в крошечной парижской комнатушке Морис в кругу друзей произнес фразу, ставшую девизом всей его жизни: «Танец — это искусство XX века».

Читать дальше