Спонсоры:
Спонсоры:

Беринг Витус Ионассен (Иван Иванович)

Весной отремонтировали корабли, осуществили небольшую локальную экспедицию к востоку, чтобы выявить берега Америки (естественно, безрезультатно), и к концу июля бросили якоря в Охотске. Отсюда путешественникам вновь через всю Россию надлежало добираться до Петербурга. В столицу они прибыли только к концу февраля 1730 г. Здесь Беринга встретили неприветливо. Из-за того что финансовые отчеты направлялись крайне редко и нерегулярно, его жене прекратили выплачивать деньги по аттестату. Поджидало Беринга еще и горе: в октябре 1725 г. умер его сын. В течение целого года путешественнику выдавалось половинное жалование. Тем не менее он подал проект, легший в основу 2-й Камчатской (Великой северной) экспедиции, указ о снаряжении которой был подписан 17 апреля 1732 г. Экспедиции таких масштабов Россия еще не знала. В ней приняло участие около тысячи человек, а вместе с людьми, задействованными на перевозках грузов, — 10 тыс. Начальником был назначен В. Беринг, его первым помощником — А. И. Чириков, вторым — М. П. Шпанберг. В составе экспедиции были такие известные исследователи, как Д. Л. Овцын, В. Прончищев, С. И. Челюскин, X. П. Лаптев, С. П. Крашенинников. Откомандирована была группа профессоров, в том числе Г. Миллер, И. Гмелин, Г.-В. Стеллер, а также художники и рисовальщики. Масса сил и средств была брошена на достижение одной глобальной цели — нанести на карту весь северный берег страны: от Архангельска до устьев Оби, Енисея, Лены, Колымы и далее на восток до Чукотки, а также найти путь от Камчатки к американскому берегу. Работа продолжалась десять лет, и участники экспедиции были разделены на отряды, сделавшие впоследствии крупные географические открытия. Сам же Беринг взял на себя продолжение исследований, начатых в первой экспедиции. Несколько лет понадобилось для строительства кораблей. Наконец летом 1740 г. пакетботы «Святой Петр» и «Святой Павел» были спущены на воду в Охотской гавани. «Святой Петр» взял под свое командование сам капитан-командор, а «Святым Павлом» командовал Чириков. В начале осени корабли отправились к Камчатке, обогнули южную ее оконечность и вышли в Авачинскую бухту. Здесь остановились на зимовку и основали город-порт Петропавловск, названный так в честь обоих кораблей. 5 июня 1741 г. плавание продолжилось. Корабли двигались вместе около трех недель, а затем потеряли друг друга из виду. В конце концов, оба они достигли берегов Америки. Первым был «Святой Павел». «Святой Петр» достиг американского берега на день позже, 17 июля 1741 г. на северной широте 58°14'. Никто из европейцев здесь еще не был. Моряки увидели горные хребты со снежными вершинами. Самую высокую назвали горой Святого Ильи. Дальше двинулись вдоль побережья до о. Каяк, где Стеллер на несколько часов высадился на берег для исследования. Отсюда началось обратное плавание, завершившееся трагически. Команда была измотана цингой, штормами и туманами. Первым умер матрос Шумагин, в его честь назвали близлежащие вновь открытые острова. Силы людей таяли. Заболел сам шестидесятилетний Беринг. Наконец показался берег, который приняли за Камчатский. Здесь «Святой Петр» потерпел крушение. Оказалось, что это необитаемый остров из группы, названной позже в честь командора Беринга Командорскими островами. Здесь зазимовали. 19 человек умерло. Одним из первых 8 декабря 1741 г. умер и командор, завершив свой 38-летний послужной список на благо России открытием и обследованием побережий Аляски и крайней северовосточной оконечности Азии, никогда до того не виденных европейцами. Оставшиеся в живых летом следующего года разобрали корабль и построили небольшое судно, на котором в августе 1742 г. добрались до Камчатки. Заслуги Беринга не скоро получили признание. Только в 1778 г. по предложению Дж. Кука, завершившего работы командора на побережье Северо-Восточной Азии, пролив между мысом Дежнёва и Аляской был назван Беринговым, а расположенное южнее краевое море Тихого океана — Беринговым морем. Судовые же журналы Беринга вышли из печати только в 1922 г. в Нью-Йорке (материалы экспедиции считались секретными). И по сей день ведутся ожесточенные споры по оценке действий командора в обеих экспедициях. Многие ученые считают открытие (вторично после Дежнёва) Берингова пролива и берегов Америки, прилегающих к Азии, заслугой Чирикова. Начальника экспедиции обвиняют в излишней осторожности и расчетливости. Но каковы бы ни были ошибки командора, действительные или мнимые, он был, есть и будет одной из самых значительных фигур на протяжении всей истории географических открытий.