Спонсоры:
Спонсоры:

Бимон Боб

За четыре месяца до отборочного чемпионата США с именем Боба Бимона был связан скандал, после которого ему пришлось уйти из университетской команды. Дело в том, что он отказался принимать участие в соревнованиях с командой университета Брайэма Юнга, протестуя против расовой политики мормонов. Молодой перспективный спортсмен остался без тренера. Однако олимпийский чемпион 1960 г. Ральф Бостон продолжил тренировать Боба неофициально. В 1968 г. Бимон показал неплохой результат, установив свой личный рекорд: он прыгнул на 8 м 30 см, что позволило ему попасть в олимпийскую сборную США по прыжкам в длину. И на олимпийском стадионе в Мехико 18 сентября 1968 г. Боб Бимон совершил свой фантастический прыжок, побив мировой рекорд более чем на полметра. На глазах у миллионов болельщиков малоизвестному американскому спортсмену удалось совершить то, что казалось невероятным. Чтобы понять тот шок, в который был повергнут весь спортивный мир, следует напомнить, что за предыдущие 30 лет мировой рекорд по прыжкам в длину вырос лишь на 22 см, пройдя путь от 8 м 13 см, показанных легендарным Джесси Оуэном еще в 1930-х гг., до 8 м 35 см Ральфа Бостона и Игоря Тер-Аванесяна в 1960-е гг. Сильнейшие прыгуны мира понимали, что победу на Олимпийских играх может принести только новый мировой рекорд. Ведущие спортивные специалисты считали, что он возможен на рубеже 8 м 50 см. За олимпийское золото должны были вести борьбу два бесспорных фаворита состязаний: Игорь Тер-Аванесян (СССР) и Ральф Бостон (США). Спор за звание лучшего в мире прыгуна в длину они вели в течение последних восьми лет. Но нельзя было сбрасывать со счетов и олимпийского чемпиона 1964 г. Линна Дэвиса, хотя перед Олимпиадой в Мехико он не показал ни одного высокого результата. Позднее Игорь Тер-Аванесян вспоминал, что находился тогда в прекрасной спортивной форме: «На тренировках я, правда с заступом, прыгал и на 8,60 и говорил себе, что не должен пугаться, если кто-нибудь из прыгающих передо мной преодолеет восемь с половиной, это было и мне по силам». А о Бобе Бимоне никто ничего толком и не знал. Даже его неофициальный тренер — Ральф Бостон — неопределенно пожал плечами в ответ на расспросы Тер-Аванесяна о возможностях молодого темнокожего спортсмена. Очевидцы так рассказывали об этом историческом моменте: «Начало соревнований прыгунов в длину затягивалось. В это время небо затянуло низкими серыми тучами. Стало ясно, что скоро пойдет дождь». Тер-Аванесян хорошо помнил, что каждый из спортсменов очень хотел прыгнуть до того, как начнется гроза, чтобы показать хороший результат. Боб Бимон начал прыгать одним из первых. Американский спортсмен был внешне похож на огромного зайца — очень длинноногий и худой. Его худоба еще больше подчеркивала и без того большой рост — 191 см. Боб начал разбег настолько далеко, насколько позволяла дорожка. И в этот момент, как будто по мановению волшебной палочки, тучи разошлись, появилось солнце. Легкий ветерок стих. Казалось, что сама природа помогает спортсмену. Бимон молниеносно пронесся по дорожке. Стадион замер. В наступившей тишине было слышно, как атлет оттолкнулся ногой от контрольной доски и взлетел невероятно высоко. Вис в воздухе (прыгуны называют его «парашютом») получился у Бимона сверхдолгим. По словам Тер-Аванесяна, ему никогда не приходилось видеть такой «парашют». Многие журналисты считали, что прыжку предшествовало какое-то удивительное стечение обстоятельств: сочетание идеальных погодных условий с безупречным по технике исполнением. Многие, кто сидел рядом с отметиной, решили, что Бимон сделал большой заступ. Самым впечатляющим было то, что судья не смог измерить расстояние: ему просто не хватило рулетки. Всех, кто находился в это время в секторе для прыжков, охватило сомнение, никто не мог поверить своим глазам. После того, как на табло вспыхнули цифры 8,90, стадион взревел. Только один человек сохранял абсолютное спокойствие — Боб Бимон. Он внимательно посмотрел на табло, но, не понимая метрической системы, явно не осознал, что совершил что-то абсолютно невероятное. Через мгновение к нему подошел Ральф Бостон и сказал: «Ты сделал 29 фунтов 2,5 дюйма». После этих слов все происходящее напоминало кадры замедленной съемки. Ставший в один миг знаменитостью, американский атлет опустился на колени и начал целовать беговую дорожку. Чтобы изучить феномен этого прыжка, потребовалось много времени и сил. В английский язык вошло слово, ставшее крылатым, — Beamonesque, дословно не переводимое на русский и означающее примерно «спортивный рекорд, поражающий воображение». Сам американский легкоатлет объяснял этот феномен... любовным пылом, который продолжал в нем бушевать после жаркой ночи. Бимон признался, что прыжку «предшествовала настоящая оргия». Продолжать соревнования было бессмысленно. И дело даже не в том, что начался сильный дождь, и ни один из спортсменов не смог бы показать хороший результат. Цифры 8 м 90 см отбивали всякое желание бороться за первое место. Каждому из спортсменов было ясно, что никто из них ни сейчас, ни в ближайшие несколько лет не сможет не только превзойти этот невероятный рекорд, но даже приблизиться к нему. Без преувеличения можно сказать, что феноменальный прыжок Боба Бимона поставил крест на карьере целого поколения выдающихся прыгунов в длину.

Читать дальше