Спонсоры:
Спонсоры:

Брейгель Старший, Питер

Печальна судьба серии «Месяцы». Созданная по заказу антверпенского финансиста Николоса Ионгелинка, она вместе с некоторыми другими брейгелевскими полотнами была передана городской казне в обеспечение крупного денежного займа и оказалась запертой в казнохранилище на долгие десятилетия. Картинам серии созвучны слова философа и писателя Эразма Роттердамского, жившего незадолго до Брейгеля: «Бог способен явить любые чудеса в нарушение законов природы, но ежедневно творит чудеса намного большие — эти чудеса в естественном ходе вещей, то есть в самих законах природы, которые нам привычны, и поэтому мы не замечаем их чудесности». Эти и другие полотна, такие как «Крестьянская свадьба», «Деревенский танец» (обе в 1568 г.), о сюжетах которых нетрудно догадаться по их названиям, закрепили за Питером Брейгелем Старшим прозвище Мужицкий. В 1563 г. уже далеко не юный художник посватался к 18-летней Майкен Кук, дочери своего учителя, которую он, если верить К. ван Мандеру, «в детстве часто носил на руках». Предложение было принято, однако вдова ван Аль-ста поставила условием этого брака переселение Брейгеля в Брюссель — крупный город, где она сама жила в то время. Причиной такой категоричности ван Мандер называет близкие отношения Питера со своей антверпенской служанкой, на которой он даже собирался жениться, но, не выдержав патологической лживости девушки, разорвал брачный контракт. Так это или нет, но мастер покинул уже ставший почти родным Антверпен, чтобы на новом месте начать жизнь семейного человека. Молодожены поселились в доме на улице От, где увидели свет их два сына и дочь. Позже рано осиротевших детей (супруга Брейгеля лишь на 9 лет пережила его и умерла в 1578 г.) воспитывала бабушка, художница-миниатюристка Майкен Верхюльст. Впоследствии сыновья продолжили фамильную традицию и вошли в историю живописи под именами Питер Брейгель Младший (Адский) и Ян Брейгель Бархатный (Райский). Очень хочется верить, что то недолгое время, которое мастеру оставалось жить, он был счастлив. Во всяком случае, из картин, написанных им в последние годы, исчезли монстры и чудовища и их место заняли библейские персонажи и деревенские жители — «Поклонение волхвов» (1564 г.), «Свадебный танец» (1566 г.), «Неверный пастух» и др. А может, многоопытному и мудрому художнику просто стали не нужны эти мрачные аллегории, чтобы выразить боль за свою родную страну, терзаемую войнами и инквизицией, за «слепых» и оглупленных ее жителей, бестолково суетящихся в безумном «перевернутом мире», не способных увидеть истинный смысл вещей и событий. Так, тема одной из последних картин художника «Притча о слепых» (1568 г.), созвучная нидерландской поговорке «Слепой ведет слепого» или, если хотите, евангельскому вопросу: «Может ли слепой водить слепого, не оба ли они упадут в яму?», была использована автором для воплощения идеи о духовно незрячем человечестве, лишившемся воли к борьбе и пассивно следующем за судьбой. Это лучшее произведение, созданное мастером. Оно же и самое страшное. Шесть жутких калек, одиноких, бесприютных, лишенных не только зрения, но и поводыря, бредут, держась друг за друга, на зрителя. Взгляд от последнего по фигурам, головам, рукам и палкам переходит к первому — и вместе с ним оказывается в канаве... Фламандский картограф Абрахам Ортелиус говорил о человеке, с которым долгое время был дружен, что он «писал много такого, что написать попросту невозможно. Во всех работах нашего Брейгеля таится больше, чем изображено». Эдакая «шкатулка с двойным дном». Перед самой смертью художник пересмотрел свои рисунки и некоторые велел сжечь, опасаясь за судьбу близких, — слишком едки и насмешливы были надписи к ним. А завещанную жене картину «Сорока на виселице» (1568 г.) — острую сатиру на правительство, поощряющее слухи и доносы, — во всеуслышанье объявил означающей сплетниц, которых ему хотелось бы видеть повешенными. Зиму, весну и лето своего последнего года жизни Брейгель тяжело болел, совсем не работал. 5 сентября 1569 г. великий мастер покинул этот мир. Говорят, что он умер от охватившей его печали, когда понял, как безнадежно плохо устроена человеческая жизнь... И сегодня, по прошествии более 400 лет, искусство Брейгеля по-прежнему актуально. Его работы можно смотреть много и подолгу и вновь возвращаться к ним, каждый раз находя для себя что-то новое. Эти многофигурные, пестрые, совсем не «красивые» картины заставляют задуматься. Недаром и в наши дни его творчество вдохновляет не только художников, но и поэтов: «Прозренья его беспощадны, сужденья его непреложны. Его дураки безупречны, его богомольцы — безбожны, его отношения с вечной бессмертной Гармонией — сложны». Такую замечательную характеристику дала мастеру Новелла Матвеева в своей поэме «Питер Брейгель Старший». И к этому трудно что-либо добавить.