Спонсоры:
Спонсоры:

Вагнер Рихард

В 1850—1860 гг. творческие искания Вагнера не ограничивались лишь «Кольцом нибелунга». В этот период он написал оперу «Тристан и Изольда», произведение с изумительной по красоте и богатству музыкой, основанное на сплошном, непрерывном течении «бесконечной мелодии». Музыка «Тристана» потрясает своей новизной и выразительностью, вложенной в нее страстью и экстазом. Хотя многие критики считали, что это уже не опера, а программная симфония, разросшаяся до гигантских размеров. В сентябре 1859 г. Вагнер снова приехал в Париж, где предпринял очередную попытку покорения французской столицы. Но три его концерта, данные в 1860 г., были враждебно встречены прессой и ничего, кроме убытков, не принесли. А годом позже, теперь уже премьера оперы «Тангейзер» в «Гранд-Опера» — в новой, сделанной специально для Парижа, редакции — была освистана разбушевавшимися членами «Жокей-клуба». В это время Вагнер узнал от саксонского посла, что имеет право вернуться в Германию, в любую область, кроме Саксонии (этот запрет был снят в 1862 г.). Композитор использовал полученное разрешение для поисков театра, который взялся бы за постановку его новых опер. Поселившись в Бибрихе на Рейне он начал работу над «Нюрнбергскими мейстерзингерами». В 1862—1863 гг. Вагнер совершил ряд концертных поездок, прославивших его как дирижера: он выступал в Вене, Праге, Петербурге, Будапеште и Карлсруэ. Успех был оглушительный. Но на родине дела композитора шли все хуже и хуже, ему не удавалось поставить ни одной из своях опер. В 1864 г., перед угрозой ареста за долги, он совершил очередной побег в Мариенфельд — на этот раз со своей цюрихской знакомой Элизой Вилле. Это было поистине последнее убежище. Как пишет в своей книге Эрнест Ньюмен, «большинство друзей композитора, особенно располагавших средствами, устали от его просьб и даже начали бояться их; они пришли к выводу, что Вагнер абсолютно неспособен соблюдать элементарные приличия, и не собирались более позволять ему покушаться на их кошельки». И здесь Вагнеру наконец улыбнулась удача. Неожиданная помощь пришла от горячего почитателя его творчества, молодого короля Людвига II, который только что взошел на королевский престол в Баварии. По его приглашению Вагнер прибыл в Мюнхен и поселился в его окрестностях. Дружба с боготворившим его, правда, слегка невменяемым баварским королем означала возможность, не думая о завтрашнем дне, приступить к осуществлению грандиозных творческих замыслов. Людвиг II ставил оперы Вагнера, расходовал огромные средства и на строительство специального театра, и на постановку, и на подарки, и на уплату долгов композитора, составлявших к тому времени не менее сорока тысяч гульденов. В 1866 г. умерла жена Вагнера, Минна, и он женился на дочери Листа Козиме, которая к этому времени уже разошлась со своим мужем, учеником Листа и другом Вагнера, известным дирижером Гансом фон Бюловым. Вагнер познакомился с Козимой Бюлов в Цюрихе еще в 1857 г. Когда Людвиг II под давлением недругов Вагнера предложил ему покинуть Мюнхен, тот отбыл в Швейцарию. Козима, воспользовавшись отъездом мужа, посетила Вагнера в Женеве. В мае 1866 г. она окончательно переехала к нему в имение Трибшен близ Люцерна. К этому времени Козима родила Вагнеру двух дочерей — Изольду и Еву. Деятельная и непоколебимая Козима ради своего нового замужества решилась даже поменять веру, католическую на протестантскую. Ее бракосочетание с Вагнером состоялось 25 августа 1870 г. в церкви Люцерна, в день рождения короля Людвига II. Вскоре, 4 сентября, был крещен их третий ребенок, Зигфрид. Годы пребывания в Трибшене (1866—1872 гг.) были важны не только для личной жизни Вагнера. Здесь он закончил «Мейстерзингеров», «Зигфрида» и большую часть «Гибели богов» (две другие части тетралогии были завершены десятилетием ранее), создал ряд литературных трудов, наиболее важные из которых — «О дирижировании» (1869 г.) и «Бетховен» (1870 г.). Тогда же была написана и автобиографическая книга «Моя жизнь» (изложение в ней доведено только до 1864 г.). Людвиг Баварский, разочаровавшись в Вагнере как человеке, неизменно оставался страстным поклонником его искусства. Благодаря ему в Мюнхене были поставлены оперы «Мейстерзингеры», «Золото Рейна» и «Валькирия», и столица Баварии превратилась в мекку для европейских музыкантов. Избрание в Прусскую королевскую академию искусств стало поворотным пунктом в биографии Вагнера. Теперь его оперы ставились по всей Европе и встречали у публики горячий прием. А новый закон об авторском праве упрочил его материальное положение. Оставалось создать для постановки своих новаторских опер собственный театр, который решили возвести в небольшом городке Байройте на севере Баварии. Вагнер представлял его не как увеселительное заведение, а как настоящий храм искусства. Понадобилось много труда, поддержка доброжелателей и финансовая помощь короля, чтобы завершить строительство этого монументального здания. В 1876 г. театр был открыт. В нем все казалось необычным: и зрительный зал на две тысячи мест, ряды которого подымались подобно древнегреческому амфитеатру, и отсутствие обычных ярусов и лож, и то, что оркестр находился внизу между сиеной и зрительным залом и зрителям не был виден. На торжественном открытии вагнеровского театра была впервые в полном объеме поставлена вся тетралогия «Кольцо нибелунга». На премьеру были приглашены известнейшие музыканты того времени со всех стран. Россию официально представляли Чайковский и Кюи, передававшие свои корреспонденции в газеты Петербурга и Москвы. Благодаря вагнеровскому театру, вскоре Байройт стал модным местом встреч международной аристократии и прибежищем высокооплачиваемой элиты. Да и у самого Вагнера многое из задуманного в значительной мере осуществилось. У него была семья, любимая жена и дети, был свой театр, и пришедшая, наконец, слава. Последнее произведение композитора — драма-мистерия «Парсифаль», представляющая собой гимн христианству. Сам композитор относился к ней как к святыне, и запретил в течение тридцати лет после своей смерти ставить ее где бы то ни было, кроме как в Байройтском театре. После премьеры «Парсифаля» в сентябре 1882 г. Вагнер отправился на отдых в Венецию. Его мучили сердечные приступы, и один из них, 13 февраля 1883 г., стал роковым. Вагнер умер за фортепиано, проигрывая произведения любимых авторов. Тело композитора было перевезено в Байройт и захоронено с государственными почестями в саду его виллы «Ванфрид». Козима на полвека пережила мужа (умерла в 1930 г.). В один год с нею скончался Зигфрид Вагнер, сыгравший значительную роль в сохранении наследия своего отца и традиций исполнения его произведений.