Спонсоры:
Спонсоры:

Ван Дейк Антонис

К девятнадцати годам юноша стал самостоятельным мастером: в 1618 г. его приняли в гильдию Св. Луки. Этим же годом датированы ранние работы Ван Дейка, изображавшие Христа и апостолов. В них еще слегка чувствуется педантичная манера Ван Валена, но все более четко проступает влияние Питера Рубенса, который надолго станет не только учителем, но и другом молодого художника. В мастерской великого фламандца Антонис появился в 1620 г., но уже не как ученик, а как компаньон: именно в таком качестве его имя упоминалось в контракте на роспись антверпенской церкви иезуитов. В соответствии с ним Ван Дейк по моделям Рубенса расписал церковные плафоны. Другой обязанностью молодого художника, по словам его биографа Дж. Беллори, было создание детальных рисунков с композиций Рубенса для последующей передачи их граверам. Выполняет Ван Дейк в это время и самостоятельные работы. По примеру Рубенса он стремится к монументальным многофигурным композициям религиозной и мифологической тематики. Наиболее удачными среди них были «Поцелуй Иуды» и «Св. Мартин» (обе между 1618 и 1621 гг.). Но уже в те годы становится очевидным, что истинным призванием художника является портретная живопись. В «Портрете художника Франса Снейдерса» (1620 г.), «Портрете Корнелиса ван дер Геста» и «Семейном портрете» (оба между 1618—1621 гг.), несмотря на свою молодость, он выступает уже вполне зрелым мастером, умеющим точно и вдохновенно передать не только особенности лица и одежды, но и психологию, характер героев. Один из исследователей творчества художника Питер Кэмпбелл в связи с этим писал: «Даже Рубенс признавал, что по части лиц Ван Дейк ему ровня; другие современники говорили, что лучше писал только Тициан. Взгляните на портрет Корнелиса Геста, написанный Ван Дейком в возрасте двадцати одного года, и вы поймете, что у Рубенса были все основания для ревности. Кожа старика, чуть слезящиеся глаза, седина в бороде — все отображено удивительно тонко. Рубенс обычно использовал общепринятый набор приемов (набрякшие веки, складки кожи, обвисшие щеки и т. д.), объединяя все это упругим, танцующим движением кисти. Ван Дейк ищет более тонкие детали, старается сообщить как можно больше именно об этом конкретном лице. Он готов поступиться свободной игрой кисти ради более содержательной, глубокой живописи». Высоко оценивая способности своего помощника, Рубенс советует Антонису поехать для совершенствования мастерства в Италию. Но вместо этого молодой художник в 1621 г. по приглашению известного мецената Томаса Говарда, графа д'Арундель, отправляется в Англию. Его первое пребывание там было кратковременным. Ван Дейк написал несколько портретов по заказам короля Якова I (Иакова) и знатных английских вельмож. И хотя король «назначил ему ежегодный пенсион в сто фунтов», остаться при дворе не захотел. По мнению Робина Блейка, автора биографической книги «Жизнь», причиной отказа художника, вероятнее всего, было то, что «Лондон показался ему мерзким местом, да и обращались с ним неучтиво». Но более убедительным представляется суждение современного исследователя творчества Ван Дейка, Кристофера Брауна, который считал, что, познакомившись с королевским собранием картин прославленных итальянских мастеров, живописец окончательно решил завершить свое художественное образование в Италии. Доказательством тому служит подорожная, выпрошенная им у короля для поездки в эту страну. Она была дана Антонису на восемь месяцев, но пробыл он в Италии с конца 1621 г. по 1627 г. Более шести лет понадобилось Ван Дейку для изучения итальянского искусства. За это время он побывал в Риме, Неаполе, Турине, Палермо, Флоренции, Венеции, Генуе и даже на Сицилии. И везде не расставался со своим «Итальянским альбомом». Красивого, изящного, нарядно одетого художника называли здесь «il pitlore cavallieresco» («живописный юноша»). Его бесчисленные зарисовки свидетельствовали о том, что художник главным образом интересовался произведениями мастеров Возрождения и современных итальянских живописцев, а к античному искусству оставался почти равнодушным. Об итальянском периоде жизни Ван Дейка сохранились противоречивые свидетельства. По словам Беллори, фламандские художники, жившие тогда в Риме, осуждали его за актерство, тщеславие, увлечение роскошью, и, якобы «гонимый ненавистью своих соотечественников», он даже вынужден был покинуть Рим. Эти слухи объяснялись просто: Антонис отказался от участия в обильных вакхических возлияниях фламандцев в римском кабачке «Сирена», что и было расценено ими как зазнайство и пренебрежительное отношение к собратьям по живописному цеху. Ван Дейк действительно предпочитал вращаться в аристократическом кругу, где его считали последователем Рубенса, искусство которого было высоко оценено в Италии еще двадцать лет тому назад. Дни молодого художника были заполнены интенсивным трудом: он не только изучал шедевры, но и много писал сам. Ван Дейка буквально засыпали заказами. Здесь он создал более ста работ, большинство из которых было написано в Генуе. Среди них немало религиозных и аллегорических композиций, лучшей из которых стала «Мадонна Розарио» (1624—1627 гг.) — самый крупный церковный заказ художника. Но и здесь Ван Дейк в большей степени проявляет себя как портретист, создав такие шедевры, как портреты сэра Роберта Шерли и леди Шерли (1622 г.), Паолы Адорно, маркизы Бриньоле-Сале и ее мужа Антонио Джулио Бриньоле-Сале, парные портреты •старого сенатора и его супруги (все в 1622—1623 гг.) и др. Подлинной вершиной мастерства художника стал портрет кардинала Гвидо Бентивольо, на котором доминирует озаренное потоком света одухотворенное лицо некрасивого, но умного и проницательного человека. Английский художник Джонатан Ричардсон Младший писал о своем впечатлении от картины: «Я никогда не видел ничего подобного. Я любовался картиной два часа и еще раз двадцать приходил смотреть ее снова. Кардинал сидит в кресле, опершись левым локтем о подлокотник, а руки его (изящнейшие и прекраснейшие на свете) небрежно опущены на колени... Лицо его выражает силу, далеко превосходящую все, что я видел, но в то же время мудрость и твердость, не уступающие рафаэлевским...» Итальянские портреты Ван Дейка были преимущественно поэтичны, декоративны, иногда печальны. После тяжелых крахмальных воротников и черных тканей на ранних антверпенских портретах теперь в его работах появились цветистые наряды, колышущиеся богатые драпировки, золотые цепи, блеск драгоценных камней. Ван Дейк был первым художником, «превратившим женское платье в небрежный атрибут любви». В отличие от Рубенса, всем его работам присуши удлиненные пропорции фигуры, лица и особенно рук, что придавало изображаемым персонажам особую изысканность и утонченность. Наряду с этим насыщенный колорит картин соответствовал внутреннему порыву и энергии героев, а поистине рембрандтовский психологизм и мастерство в использовании светотени создавали глубокий, драматический образ. В Италии Ван Дейк писал не только парадные портреты, но и охотно рисовал простых горожан, а также близких ему по духу собратьев по профессии: фламандского скульптора Франса Дюкенуа, генуэзского золотых дел мастера Пуччо с сыном и др.

Читать дальше