Спонсоры:
Спонсоры:

Веласкес Диего

Хотя учитель, без сомнения, был талантлив, все же через некоторое время семья решила перевести Диего в мастерскую почтенного художника, теоретика искусств, одного из образованнейших людей своего времени Фран-сиско Пачеко. В его доме собирались выдающиеся представители искусства, литературы и науки, в числе которых были писатель Мигель Сервантес, ученый Родриго Каро, поэт Луис Велес де Гевара. В их оживленных беседах принимал участие и совсем еще юный Веласкес. Это было то время, которое через два столетия назовут «золотым веком» испанского искусства. Пачеко мечтал, чтобы Диего творил в духе его собственных творческих традиций. Но как дальновидный и опытный учитель он сознавал, что талантливого юношу ждет собственный, неповторимый путь в искусстве. Поэтому он умело предоставлял ему полную свободу действий и не навязывал свою волю в выборе сюжета. Первые самостоятельные полотна Веласкес писал в основном в жанре «бодегонес» (от исп. «лавка», «трактир»), т. е. картин, имеющих ярко выраженный бытовой характер. Героями их были нищие и служанки, бедные торговцы и уличные музыканты («Служанка», «Два юноши за едой», «Молодая женщина», «Музыкант»). Молодому Веласкесу не раз советовали «обратить талант на службу прекрасному и оставить в покое этих "проходимцев"». Дон Пачеко писал в своем дневнике: «Это безобразные сюжеты со смешными фигурами, они способны возбуждать лишь смех. Но можно ценить и этот род живописи, если она выполнена так, как у Веласкеса». Прошло совсем немного времени, и работы молодого живописца уже трудно было назвать ученическими. 14 марта 1617 г. Диего Веласкес получил звание «маэстро», что давало ему право «писать для архивов и общественных мест, а также иметь учеников». В этом же году живописец был принят в корпорацию художников Севильи — гильдию Святого Луки. Вскоре он открыл собственную мастерскую. Получив звание мастера искусства и возможность содержать семью, художник наконец решил просить у дона Пачеко руки его единственной дочери Хуаны де Миранды. Диего и Хуана дружили с самого детства, а повзрослев, искренне полюбили друг друга. 23 апреля 1618 г., когда состоялось их венчание, Франсиско Пачеко записал в своем дневнике: «Диего Веласкес занимает с полным основанием третье место в живописи; после пяти лет обучения и образования я отдал за него замуж свою дочь, побуждаемый его добродетелью, чистотой и другими хорошими качествами, а также в надежде на его природный и великий гений. И поскольку быть учителем — значит больше, чем быть тестем, да не будет позволено кому бы то ни было присваивать эту славу». В 1619 г. в семье Веласкеса родилась первая дочь Франциска, а спустя два года появилась на свет Игнация. В доме художника царили мир и спокойствие. Донья Хуана, беспредельно любящая своего мужа, была ему верным другом. Позднее эта преданная, заботливая женщина станет для него тихим, уютным островком в шумном потоке придворной жизни. В первые годы после женитьбы молодой художник создал множество картин, в основном на религиозные сюжеты («Непорочное зачатие», «Поклонение волхвов», «Христос в Эммаусе», «Христос в доме Марфы и Марии»). Эти полотна были необычны тем, что автор соединил в них два жанра — религиозный и бытовой, и это являлось достаточно смелым решением для того времени. Главная задача, которую ставил перед собой Веласкес, — это «посредством сюжета, к какой бы области он ни относился, раскрыть образ человека». «В картинах художник должен уделять человеку место, которое он занимает на земле. Только писать людей не ради их костюмов, а ради них самих. Благородные жесты и богатые платья — это лишь одежда, всего одежда...» — не раз говорил он. Казалось, ничто в жизни Веласкеса и его счастливого семейства не может нарушить размеренного ритма. Родная Андалузия даровала живописцу признание и славу. Знатное происхождение, достаток, верные друзья, любящие родственники — все это сулило ему спокойную благополучную жизнь. Но все чаще художником овладевало беспокойство, заставляя обращать его мысленный взор на север, к Мадриду. Видимо, для его таланта стали узки границы родной Севильи. Не последнюю роль играл в этом и дон Пачеко, неоднократно повторявший зятю, что у него необыкновенный талант и его ждет мировая слава. В итоге в 1622 г. Веласкес покинул родной город и после 13-дневного путешествия приехал в Мадрид. Рекомендательные письма дона Пачеко и влиятельных севильских родственников обеспечили художнику покровительство королевского капеллана Хуана де Фонсеки, мецената и любителя живописи. В Мадриде Веласкес познакомился с дворцовой картинной галереей, которая в то время была одной из богатейших в Европе, выполнил немало превосходных копий с работ Леонардо да Винчи, Веронезе, Рафаэля, Рубенса, Тициана. Под воздействием венецианских живописцев и - Тициана, чье творчество особенно ценил Веласкес, его палитра приобрела новые живописные качества, стала более светлой и прозрачной. В Мадриде художник провел два месяца, после чего ему пришлось на время оставить мечту о покорении этого города и вернуться в Севилью. На родине Веласкеса ожидало большое несчастье — заболела и умерла маленькая Игнация. Чтобы пережить горечь утраты, он окунулся в работу, сутками простаивая у мольберта. Вскоре по приглашению своего покровителя Веласкес вновь отправился в строгий, чопорный Мадрид. На этот раз талант молодого маэстро был сразу признан при дворе. Король Филипп IV, знаток и ценитель искусства, назвал севильского художника отличным портретистом и выразил желание позировать ему. День, когда портрет короля был закончен, принес мастеру славу и триумф. «В знак особого расположения его величества» Веласкесу был пожалован титул придворного живописца, что считалось великой честью. С этого времени вся жизнь художника была тесно связана с жизнью королевского двора. В распоряжение Диего и его семьи был предоставлен большой дом в центре Мадрида с двумя мастерскими. С первых же дней пребывания в новой должности художник приступил к созданию портретов Филиппа IV, стараясь изобразить короля как «надежду страны, создать образ, полный большого значения». Мастерство маэстро росло с каждым новым произведением. Очарованный жемчужными, пепельно-серебристыми тонами мадридской приро-> ды, Веласкес ввел в свои портреты элементы пейзажа. В его более поздних полотнах пейзаж, служивший ранее только фоном, стал гармоничной частью произведений. А постепенно он добился того, что в них стал ощущаться даже окружающий фигуру воздух. В 1627 г. Веласкес принял участие в объявленном среди придворных живописцев конкурсе, посвященном исторической теме «Изгнание морисков из Испании в 1609 г.». Это состязание имело особое значение, ибо мастерство победившего в нем раз и навсегда объявлялось «официальным направлением живописи при испанском дворе». Картина Веласкеса, представленная на конкурс, затмила произведения всех придворных живописцев, хотя каждое из них «было превосходно и несло отпечаток труда и большого таланта». Веласкес, самый молодой из участников конкурса, был объявлен победителем. Его великолепное творение поместили в королевском Зеркальном зале, рядом с полотнами Тициана и Рубенса. В качестве награды художник получил высокую должность «хранителя королевской двери», занимать которую многие рыцари почитали за честь. В августе 1628 г. в жизни художника произошла важная встреча. Из Нидерландов в Мадрид с дипломатической миссией прибыл известный всему миру Питер Пау-эл Рубенс. Веласкес, которого король представил великому фламандцу, был покорен блестящим умом, образованностью, щедростью богатой и одаренной натуры этого человека. Общение с этим живописцем было равнозначно хорошей школе. На протяжении девяти месяцев Диего неотступно следовал за великим маэстро, сопровождая во всех поездках и предоставив ему одну из своих мастерских. Именно Рубенсом был подсказан сюжет знаменитой картины «Бахус», написанной Веласкесом в 1628 г. Она очень понравилась королю, который наградил художника золотой медалью и дал ему разрешение на поездку в Италию. Перед отъездом на «благословенную землю редких талантов» художник завершил работу над портретом Хуаны Миранды, которая раньше позировала мужу лишь для религиозных полотен.

Читать дальше