Спонсоры:
Спонсоры:

Вивальди Антонио

В 1737 г. Вивальди пришлось пережить тяжелый период своей жизни. Апостольский нунций в Венеции запретил ему от имени кардинала Руффо въезд в Феррару, в то время принадлежащую к папской области. Причиной тому стало неисполнение композитором в полной мере своих обязанностей священника и связь с певицей Анной Жиро. Впрочем, публично осудив Вивальди, церковные власти не привлекли его к дознанию. Также не последовало каких-либо ограничений его деятельности как композитора и импресарио. Маэстро по-прежнему руководил постановкой своих опер в Амстердаме, Венеции, Флоренции, но, видимо, уже понимал, что интерес к его музыке начинает угасать. Сначала пришлось расстаться с консерваторией, а на 62 году жизни покинуть и родину, начинавшую забывать некогда знаменитого земляка. Из Венеции Вивальди направился в Вену, где правил давний почитатель его таланта Карл VI. Однако удача более не сопутствует композитору. Внезапная кончина в октябре 1740 г. императора стала началом общеевропейской войны за австрийское наследство. Престарелый одинокий Вивальди оказался в разоренной стране, где никого не интересовала его музыка. Цепь несчастий увенчалась болезнью композитора, помешавшей ему отправиться в Дрезден к саксонскому двору, при котором придворную капеллу возглавлял его давний ученик и друг И. Пизендель. Всеми забытый и покинутый Антонио Вивальди скончался в Вене 28 июля 1741 г. Как писал один из его современников: «Падре дон Антонио Вивальди, несравненный скрипач, высокоценимый за свои концерты и другие композиции, заслужил при жизни 50 тысяч дукатов, однако из-за безмерной расточительности умер в бедности». Так закончился жизненный путь человека, которому некогда жадно внимала вся музыкальная Европа. Судьба наследия Вивальди оказалась уникальной. Лишь в XX столетии благодаря случайно обнаруженным рукописям перед изумленным музыкальным миром предстала большая часть сочинений, о существовании которых ранее даже не подозревали. 300 концертов, 18 опер, свыше ста вокальных произведений — столь внушительный список вновь открытых опусов заставил пересмотреть оценку творчества великого венецианца. Из скромного предтечи великого Баха Вивальди превратился в величайшего музыканта, который, подобно яркой звезде, затмил прежние светила на музыкальном небосводе XVIII века.