Спонсоры:
Спонсоры:

Власов Юрий Петрович

Гармоничное развитие Власова, его разносторонний талант привлекли к нему пристальное внимание. Для многих он сразу стал любимым спортивным героем, а для поклонников штанги был и остается триумфатором Рима (XVII Олимпийские игры). 10 сентября 1960 г. все вечерние газеты вышли с аншлагом: «В Палаццето делло спорт предстоит битва колоссов». Борьба тяжеловесов на олимпийском помосте свелась к дуэли трех гигантов: Юрия и двух американцев — Джеймса Брэдфорда и чемпиона XV Олимпийских игр Норберта Шемански. Но, если говорить откровенно, никто не ожидал, что Власов — первый из советских спортсменов вступивший в клуб «500», сможет оказать противникам достойное сопротивление. Американские атлеты в наиболее почитаемой весовой категории не знали себе равных и снисходительно-лениво посматривали на спортсменов других стран. С интересом они следили за маловнушительным по габаритам советским тяжелоатлетом, мол, и стулья под ним не трещат, да еще и в очках. Куда такому интеллигенту тягаться с мастодонтами. Но олимпийский поединок расставил всех по своим местам. Первое движение — жим. У Власова и Брэдфорда результат одинаковый — по 180 кг. Шемански выжал на 10 кг меньше. Во втором движении — рывке — все три фаворита подняли 150 кг. Во втором подходе Власов попросил добавить еще 5 кг и спокойно поднял штангу и обошел соперников. Третье движение — толчок. Шемански остановился на 180 кг, Брэдфорд толкнул 182,5 кг и ушел с помоста. Власов остался один. Он уже олимпийский чемпион, но Юрий начал бороться с достижениями американского супертяжеловеса Пауля Андерсона, чей официальный рекорд в троеборье составлял 512,5 кг, а на внутренних соревнованиях в Техасе — 533 кг. Все газеты США упорно твердили, что никто в ближайшие 100 лет не сможет превысить тот же вес. Власов толкнул 185 кг— и «обновил» официальный мировой рекорд в троеборье — 520 кг! Затем он попросил добавить 10 кг — и без видимых усилий расправился с огромным весом. Еще один мировой рекорд! На оставшуюся третью попытку Юрий заявил 202,5 кг и четко вытолкнул штангу вверх. Он замер на мгновение, удерживая этот непостижимый вес, и зал взорвался аплодисментами. Всего за один вечер советский атлет установил три миро- ' вых рекорда в троеборье. Последний рекорд — 537,5 кг — казался в то время просто фантастическим. Из зала, где скандировали имя победителя и радовались рождению феноменального рекорда, Власова вынесли на руках, как римского триумфатора. Он был признан лучшим спортсменом Римской олимпиады и отобрал у П. Андерсона титул «Самый сильный человек мира». Роберту Хоффману, знаменитому организатору мирового спорта, принадлежат слова-предвидения: «Власов приобретает знания для будущего. Когда-нибудь Россия сможет извлечь иную, более высокую пользу из своего атлета. Его интеллект столь же велик, как и сила». И это говорит о том, что интересы Юрия не ограничивались только спортом. С 1959 г. его очерки, репортажи и рассказы печатались в газете «Известия», в журналах «Огонек», «Юность», «Физкультура и спорт», «Октябрь» и других. Следуя своим убеждениям, даже после выхода в свет книг Власов так и не вступил в Союз писателей, считая это несовместимым с творческой свободой. Литературную деятельность, спортивные достижения и общественную жизнь он рассматривал, как служение своему народу. Именно поэтому в 1960— 1964 гг. Власов исполнял обязанности депутата Моссовета. Но до 1968 г. на первом месте у Юрия все же был спорт. Войдя в число первых атлетов страны серией всесоюзных рекордов в 1957 г. (12 рекордов СССР), он установил 29 мировых рекордов — последний на чемпионате Москвы в 1967 г. В сумме троеборья Власов достиг 580 кг. На олимпийском турнире в Токио (1964 г.) удача слегка отвернулась от Юрия: «битву титанов» выиграл Леонид Жаботинский, обойдя триумфатора Рима на 2,5 кг. После этого Власов отказался от активных тренировок, хотя из спорта не ушел и еще четыре года делил первые места с украинским тяжелоатлетом. Оглядываясь на пройденный путь, Юрий Петрович писал: «Ничего случайного в моих спортивных победах не было. Все, чего я добился, явилось результатом привязанности к силе. Я был верен ей с детских лет. С тех же лет делал все, чтобы развить силу. В этой работе я не знал жалости к себе. Безусловно, это закаляло волю. Но разве только одну волю? Разве победа над тяжестью, бессилием, преодоление страха перед испытанием не есть победа духа?.. Думаю, что подлинный атлетизм — атлетизм не для рекордов и чемпионатов. Спорт как средство оздоровления универсален, но не универсально его приложение в каждом случае. Нет и не может быть строго единой методики. Все надо переводить с коэффициентом поправки на себя. Это очень важно». Не менее важным для любого спортсмена и человека он считал жизненный настрой: «Любая мысль вообще переходит в физический строй человека. Тяжелые и унылые мысли калечат, радостные — оздоравливают. Счастлив, кто легок настроением». Поэтому Власов без особой грусти в 1968 г. официально простился с большим спортом. Для миллионов болельщиков Власов остался «королем в королевстве королей». Юрий ушел в расцвете сил — в золотом возрасте для атлета, далеко не исчерпав свои физические возможности. За десятилетие активной жизни в большом спорте (1957—1967) он не имел ни единой нулевой оценки и покорил 29 мировых рекордов. А вот «нервная система просто не хотела, точнее не могла служить двум богам с одинаковой истовостью — литературе и спорту рекордов. А я был, да и остаюсь, большим мастером жечь свечу жизни с обоих концов».

Читать дальше