Спонсоры:
Спонсоры:

Власов Юрий Петрович

Одновременно инженер-капитан Власов по личной просьбе был уволен в запас из рядов Советской Армии и весь свой талант сосредоточил на литературе и тренерской работе с тяжелоатлетами в спортивном клубе «Труд». В 1987—1988 гг. он руководил Федерацией атлетической гимнастики СССР. Из-под его пера вышли книги: «Себя преодолеть» (1964 г.), «Белое мгновение» (1972 г.), «Особый район Китая» (1973 г.), «Соленые радости» (1976 г.), «Справедливость силы» (1989 г.), «Геометрия чувств» (1991 г.), «Стужа» (1992 г.), «Кто правит бал» (1993 г.), трехтомная историческая исповедь «Огненный крест» (1993— 1994 гг.), «Русь без вождя» (1995 г.), «Мы есть и будем» (1996 г.), «Русская правда» (1999 г.), «Временщики: Судьба национальной России. Ее друзья и враги» (1999 г.). Каждая из них нашла своего читателя, потому что автор был предельно правдив в своем творчестве. А как тонко и поэтично он умеет передать чувства! Его «Белый омут», вошедший в сборник «Первая любовь», стоит там рядом с произведениями Тургенева, Достоевского, Бунина. И тем не менее после 1976 г. последовал долгий перерыв в писательской карьере Власова, во время которого несколько книг были опубликованы на Западе. Это было связано не столько с резко ухудшившимся здоровьем (в 1978 г. Юрий перенес несколько операций на позвоночнике), сколько с опалой. Его тренер С. П. Богдасаров писал: «По отношению к политической системе Юра занимал строгую и принципиальную позицию. Развратники и казнокрады не могли простить ему той нетерпимости, с которой он к ним относился. Его боялись и будут бояться — ведь не купишь. За сорок лет не купили, жизнь его проверила... Даже когда ему было сделано предложение от имени самого Брежнева работать в Международном отделе ЦК его личным референтом (это было признанием фундаментальных знаний по Китаю после написания книги «Особый район Китая») — Власов отказался. А было бы положение, высокий заработок, дача, машина, пайки!.. Но он тогда уже пишет свою работу «Огненный крест» и отчетливо представляет, кто эти люди, что пристроились у власти. Он раз и навсегда прочертил границу дозволенного в отношениях с номенклатурой. И она это знала. Существовал фактический запрет на издание его книг... Власов знал об этом. И все же оставался неподкупным и непокорным номенклатуре». Но и находиться в стороне от политической и общественной жизни страны он не мог. По складу характера его можно отнести к правдоборцам. В 1989 г. Власов вышел из членов КПСС и был избран народным депутатом СССР по территориальному округу. На Первом съезде народных депутатов СССР он выступил с речью, в которой подверг острой критике КПСС и КГБ. В Верховном Совете СССР Юрий Петрович входил в Межрегиональную депутатскую группу. В 1990—1991 гг. он возглавлял Фонд социальной защиты москвичей. В августе 1991 г. во время попытки государственного переворота (ГКЧП) принял участие в защите Белого дома. В 1993 г. Власов занял пост председателя попечительского совета высших Столыпинских курсов государственного права и управления, а также был избран на должность президента Независимой Пушкинской академии по настоянию ее учредителей — потомков Александра Пушкина и соучредителей — потомков Натальи Гончаровой. В 1993 г. Власов как депутат Государственной думы РФ первого созыва вошел в состав Комитета по безопасности, а в июне 1996 г. баллотировался на пост Президента РФ. В первом туре он набрал 0,02 % голосов избирателей и выбыл из дальнейшей борьбы. Но как точно отметил доктор филологии Ю. Сохряков: «...если бы на высшую государственную должность выбирали не по принципу партийной принадлежности, но по преданности и служению Родине, то имя Юрия Власова было бы вне конкуренции. Последние его книги, как и вся его жизнь, бесспорное тому доказательство». В 1994 г. на учредительной конференции Всероссийского общественного комитета за законность и народовластие, проходившей в Москве, он был избран членом президиума и председателем комитета. Сам Юрий Петрович говорит о своем отношении к жизни: «Я делал сколько угодно и ложных шагов, и опрометчивых, и строил отношения нередко с предвзятостью. Но совершенно точно одно: в главном я был неизменным. И это главное — бескомпромиссное движение к цели, такой, какой я ее представлял. И в этом движении я ни во что не ставил себя. Здесь я действовал без колебаний».