Спонсоры:
Спонсоры:

Вольтер

Ссора с шевалье де Роганом дала Вольтеру почувствовать на собственном опыте, что такое социальная несправедливость. В конце 1725 г. Вольтера оскорбил отпрыск одного из самых родовитых семейств Франции, позволив себе публично насмехаться над его попыткой литератора скрыть под псевдонимом свое недворянское происхождение. Дерзкий ответ «Сударь, мое имя ждет слава, а ваше — забвение!» ему обошелся дорого: Вольтера прямо на улице избили лакеи де Рогана. Вооружившись пистолетами, он пытался отомстить обидчику, но был арестован и вновь брошен в Бастилию. Примерно через две недели писателя выпустили с условием, что он удалится из Парижа и будет жить в изгнании. Вольтер решил уехать в Англию, где обосновался до ранней весны 1729 г. Он с энтузиазмом изучал различные стороны английской жизни, литературы и общественной мысли. Его поразили живостью действия увиденные на сцене пьесы Шекспира. Два с лишним года, проведенные в стране конституционной монархии, упрочили его приверженность к политической свободе, религиозной терпимости и склонность к философским раздумьям. О нем говорили: «Вольтер покинул Францию поэтом, а возвратился мудрецом». Действительно, Англия приумножила его опыт. Вольтер выучил английский язык и литературу, но самое главное — мог говорить все, что хотел, не опасаясь ареста. Он подружился с видными писателями того времени, в том числе со Свифтом и Попом, изучал работы Ньютона, смотревшего на мир как на упорядоченную и рациональную структуру, управляемую законами физики. Здесь Вольтер познакомился с деистами, учившими, что человек может быть добродетельным и почитать Бога без помощи Священного Писания и церкви. Особенно большое влияние оказал на него философ, рационалист-эмпирик Джон Локк. Свои либеральные убеждения Вольтер выразил в «Философских письмах», вышедших на английском в 1733 г., а на французском — только через год. Нередко их называют также «Письмами об англичанах», поскольку в них автор с неизменной проницательностью и иронией изображает квакеров, англикан и пресвитериан, английскую систему управления. Но в целом это была лестная картина английской жизни, которая принижала состояние общественных институтов и умов во Франции. Вольтер писал о вещах, неведомых на его родине: о свободе печати, о гласном судопроизводстве, уважении к собственности, личной свободе и других принципах нарождающегося третьего сословия. Книга, вышедшая без имени автора, тут же была осуждена французским правительством и подверглась публичному сожжению, что только способствовало популярности произведения и усилило его воздействие на умы. Так же был издан приказ об аресте автора. Издатель был брошен в Бастилию, а Вольтер, чтобы избежать тюрьмы, вынужден был отложить возвращение в Париж. Он удалился в Шампань, в замок Сирей-сюр-Блэз, принадлежащий его возлюбленной маркизе дю Шатле. Годы с 1734 по 1745 он провел в комфорте в качестве признанного любовника и постоянного обитателя дома «божественной Эмилии», умной женщины, обладавшей литературными и научными вкусами, которая разделяла его восторженное отношение к Ньютону и Локку. Оба с увлечением предавались не только «науке страсти нежной», но и естественным наукам, а также метафизическим размышлениям и библейской критике. Они часами работали в собственной лаборатории и посылали отчеты о своих опытах в Париж, в королевскую Академию. Сотрудничество Вольтера и мадам дю Шатле продолжалось и после окончания их любовной истории. Годы, проведенные в Сирее, оказались весьма плодотворными в творчестве Вольтера: он создал там трагедии «Альзира, или Американцы» (1736 г.), «Фанатизм, или Пророк Магомет» (1742 г.), «Трактат о метафизике» (1734 г.), «Элементы философии Ньютона» (1738 г.), большую часть исторического труда «Век Людовика XIV» (1751 г.). Воинственный скепсис сирейского периода проявился в работе Вольтера над эпической поэмой «Орлеанская девственница», первая часть которой была завершена к 1735 году. Поэма в течение долгого времени распространялась в списках, ее первое пиратское издание появилось лишь в 1755 г., а официальная публикация состоялась только в 1762 г. в Женеве. Вольтер не побоялся использовать дорогую сердцам французов историю Жанны д'Арк для нового разоблачения религиозных предрассудков, избрав для этой цели самое мощное орудие — иронию.

Читать дальше