Спонсоры:
Спонсоры:

Амундсен Руал

Для этого нужны были дополнительные знания, и Амундсен отправился в Германию к известному геофизику Георгу фон Неймайеру. Проучившись у него несколько месяцев, норвежец прибыл в Гамбург, чтобы пройти стажировку в Гамбургской морской обсерватории. Получив необходимые знания и навыки, Руал закупил инструменты, парусную шхуну постройки 1872 г. водоизмещением всего в 47 т, отремонтировал ее и назвал «Йоа». Для испытаний шхуны летом 1901 г. путешественник отправился к берегам Гренландии. Попутно по просьбе Нансена он осуществил здесь и океанографические исследования. Полученные данные позволили Нансену сделать крупное открытие: он доказал, что холодные глубинные воды образуются в Гренландском море между о. Ян-Майен и Шпицберген. Собственных денег Амундсену хватило только на покупку судна и инструментов. Он занялся поисками средств, закупкой продовольствия и всего необходимого для путешествия. Часто приходилось брать в кредит, но деньги вовремя не поступали. Один из кредиторов потребовал уплаты долга в 24 часа, и Амундсен в ночь с 16 на 17 июня 1903 г. сбежал в плавание. Так началась его первая настоящая экспедиция, сразу принесшая ему мировую славу. Команда «Йоа» состояла из семи человек. Как и было задумано, Амундсен возглавлял экспедицию и одновременно являлся капитаном. Лейтенант Годфред Хансен был его помощником, штурманом, астрономом, геологом и фотографом. Шкипер и гарпунер Антон Лундт выполнял обязанности первого штурмана, а по совместительству был машинистом и метеорологом. Второй штурман, Хельмер Хансен, выполнял свои обязанности без всяких совмещений. Зато второй машинист Юль Вик специально прошел обучение в Портсмутской обсерватории, чтобы помогать Амундсену в магнитных наблюдениях. И наконец, Адольф Хенрик Линдстрем являлся просто коком — никаких дополнительных обязанностей за ним не числилось. На западном берегу Гренландии в селении Годхавн на борт были взяты собачьи упряжки, каяки, бидоны с керосином, лыжи. Отсюда «Иоа» через северную часть моря Баффина вышла к проливу Ланкастера, который, на счастье, оказался свободен ото льда. В бухте Эребус на о. Бичи стали на якорь и выполнили серию магнитных наблюдений, затем отправились на юго-восток, потом на юг через пролив Пил, миновали еще ряд мелких проливов между островами, прошли вдоль западного берега полуострова Бутия, на котором в 1831 г. Росс открыл магнитный полюс. Здесь путешественники нашли мраморную плиту, поставленную женой Франклина в память о погибшем муже. Амундсену казалось, что над островом витает дух смерти. Он был пустынен и гол. Проделав магнитные измерения, мореплаватели поспешили дальше. Амундсен боялся, что возле острова Де-ла-Роккета его корабль, как и корабли многих его предшественников, остановят льды, но проход был свободен. Через некоторое время Руал при совершенно гладкой поверхности воды ощутил подрагивание палубы — верный признак зыби — и понял, что открытое море уже близко. Но в задачи экспедиции входило не только прохождение северо-западным проходом; нужно было определить еще современное положение магнитного полюса. «Йоа» шла там, где до Амундсена и его спутников еще не бывали другие мореплаватели. Плыть без карты было сложно, тем более что в избытке встречались рифы и мели, часты были сильные штормы. Но из всех передряг путешественники выбрались благополучно и в сентябре стали на зимовку в удобной бухте, названной в честь «Йоа», на южном побережье о. Кинг-Уильям. От североамериканского континента их отделял только пролив Симпсон. До Амундсена здесь побывал только Мак-Клинток, искавший следы экспедиции Франклина. В спешке он не нанес на карту многих островов. Амундсен и его спутники обследовали близлежащий район и уточнили очертания суши, была поставлена обсерватория, регулярно проводились магнитные наблюдения. Познакомились путешественники и с эскимосами, с которыми сложились вполне дружеские отношения. Правда, вначале Амундсен не слишком доверял им и даже попугал из пистолета. Но потом европейцы и туземцы вполне освоились друг с другом, эскимосы перекочевали поближе к экспедиционной базе и соорудили вокруг нее целый поселок из 50 иглу. Полярное лето оказалось суровым, льды по-прежнему блокировали выход из бухты. Пришлось остаться еще на одну зимовку и продолжить исследования, которые часто приходилось проводить при температуре —60° С и даже ниже. Только в середине августа 1905 г. «Йоа» смогла продолжить плавание. Между проливами Виктория и Долфин-энд-Юнион отказал компас. Экспедиция вошла в район магнитного полюса, который со времен Росса сместился на 3 градуса к северу. Но вскоре шхуна вышла из лабиринта островов и проливов, собственно, и представляющих собой знаменитый северо-западный проход, который на этот раз покорился семерым норвежцам. Но на родину путешественники вернулись только через год, обследовав после еще одной зимовки (в районе устья р. Маккензи), американское побережье Северного Ледовитого океана вплоть до Берингова пролива, который был пройден «Йоа» 31 августа 1906 г. Переход из Атлантического океана в Тихий был завершен. Путешествие принесло Амундсену мировую известность. Все его долги были оплачены за счет средств, полученных от чтения лекций в Соединенных Штатах, куда он отправился именно с этой целью. Несмотря на то что в общем путешествие протекало благополучно и без жертв, тяжелые условия Заполярья сказались: Амундсен стал совершенно седым. Путешественник говорил, что все собеседники давали ему от 59 до 75 лет, хотя на самом деле ему было только 33 года. Тем не менее Амундсен уже вынашивал идею покорения Северного полюса посредством дрейфа от северной части Чукотского моря. Для этого он решил просить у Нансена знаменитый «Фрам» и добился успеха, хотя сам Нансен мечтал пойти на нем в Антарктиду, чтобы попытаться добраться до Южного полюса. Однако его задерживали государственные дела — знаменитый полярник в это время был послом Норвегии в Англии. Дрейф к Северному полюсу он счел задачей более важной и поэтому согласился помочь Амундсену. Вечером 9 августа 1910 г. «Фрам» отправился в плавание. Все были уверены, что он идет в Ледовитый океан. Только капитан да еще несколько человек знали, что маршрут судна имеет прямо противоположное направление. Еше в сентябре 1909 г. Амундсен узнал, что Северный полюс уже покорен Пири, а в Антарктиду для покорения Южного полюса отправился Скотт. Он тут же переменил планы экспедиции, причем в тайне от всех. Честолюбивый норвежец в этот момент думал только о своем престиже и считал, что для его поддержания необходимо совершить какое-либо сенсационное путешествие. А быть вторым на Северном полюсе он не хотел; покоритель северо-западного прохода решил идти к Южному полюсу. Своими намерениями он поделился только с братом и офицерами «Фрама», а остальная команда и весь мир (включая Нансена) узнали о новой цели экспедиции только после прибытия судна на Мадейру. Нансен был потрясен; выступая на пресс-конференции, он благородно взял Амундсена под защиту, хотя, по словам его дочери Лив, это далось ему нелегко. На Новую Зеландию Амундсен направил сообщение для Скотта, но тот уже отплыл к берегам Антарктиды и только на материке случайно узнал о существовании соперника.

Читать дальше