Спонсоры:
Спонсоры:

Шекспир Уильям

Среди наиболее вероятных «кандидатов в Шекспиры» специалисты в разное время называли Фрэнсиса Бэкона, Роджера Меннерса, Уильяма Стенли, Эдварда де Вере. Но наибольшего внимания заслуживает некий Кристофер Марло, который родился в один год с Шекспиром, учился в Королевской школе при Кентерберийском соборе и в Кембриджском университете. В 1587 г. он получил степень магистра, однако жил в праздности (большую часть своих пьес он написал во время учебы в Кембридже). Молодой повеса нередко был замешан в разных неприглядных историях, несколько раз попадал в тюрьму, однажды был задержан по подозрению в убийстве и вскоре скончался. По мнению исследователей, Марло вовсе не умер, — все было подстроено так, чтобы он мог скрыться и избежать неминуемой казни. Считается, что он бежал в Италию, где зажил в свое удовольствие, сочиняя пьесы и сонеты, приписываемые теперь Шекспиру. Произведения эти, очевидно, отсылались тому, спасителю Кристофера, т. е. сэру Ф. Уолсингему, его влиятельному покровителю. Тому сначала приходилось переписывать пьесы — ведь почерк Марло могли узнать, — а затем обходить театры, в поисках человека, которого можно было выдать за автора пьес. Так Уолсингему повстречался начинающий актер по имени Уильям Шекспир, который более чем охотно согласился стать «автором» этих произведений. Действительно, Шекспир появился на литературной сцене лишь в 1592—1593 гг., сразу после смерти Кристофера Марло, т. е. начал писать лишь в «солидном» 30-летнем возрасте. Доводы, что только человек образованный и много путешествовавший мог написать такие пьесы, как «Укрощение строптивой», «Два веронца», «Венецианский купец», не лишены оснований, а большое сходство между поэмами Марло «Геро и Леандр» и шекспировской «Венера и Адонис» делает их еще более весомыми. Даже неспециалисту ясно, что трактовка сюжета в обеих поэмах почти одинакова. Написал Марло «шекспировские» пьесы или нет, неизвестно, но целый ряд исследователей пришло к тому, что если произведения, подписанные именем Шекспира, создал действительно Шекспир, то он находился под сильным влиянием Марло; если же целый ряд работ был им присвоен, то при сложившихся обстоятельствах едва ли следовало ожидать каких-либо возражений — Марлото ведь уже умер. Своеобразным рубежом в этом споре специалистов стал 1964 год, когда мир торжественно отмечал 400-летие Шекспира. В те юбилейные дни группа британских литературоведов внесла в английский парламент билль с настоятельной просьбой вскрыть могилу Шекспира в церкви Св. Троицы в Стратфордена-Эйвоне и положить конец мучительным распрям, досужим вымыслам, пустым разговорам. Ведь так называемые «антишекспирианцы» с пеной у рта настаивали на том, что могила пуста, тогда как их оппонентам одно намерение вторгнуться в «святая святых» умершего поэта представлялось кощунственным. После долгих дебатов, пространных писем в ведущие английские журналы, в которых литературную общественность призывали к прямо противоположным действиям, могилу так и не вскрыли. В конце концов, не так уже важно, кто написал «Гамлета» и «Ромео и Джульетту» — сын перчаточника или высокородный дворянин. Загадка Шекспира — не столько в подлинности имени, сколько в самой личности великого поэта и драматурга, в его гении, равного которому нет во всей истории мировой литературы.