Спонсоры:
Спонсоры:

Шопенгауэр Артур

Люди говорят: «вода кипит» или «костер не хочет разгораться». По утверждению философа, подобные выражения — не образы, а реальные побуждения стихий или материи: «Воля — это неизменное вожделение бытия. Пока она существует, сохраняется и Вселенная». Волю Шопенгауэр наделил тремя главными свойствами: тождественностью, неизменностью и свободой. Обнаруживается она и в человеке, и в его сознании. Несмотря на то что философский трактат «Мир как воля и представление» не привлек читательского внимания, среди ученых и философов он приобрел некоторую известность. В частности, немецкий писатель Ж.-П. Рихтер писал по поводу труда Шопенгауэра: «Это гениально философское, смелое, многостороннее произведение, полное остроумия и глубокомыслия, но часто безнадежно и бездонно-глубокое, напоминающее собою те обрамленные высокими отвесными скалами норвежские озера, в которых никогда не отражается солнце, над которыми никогда не пронесется птица и которые никогда не подернутся игривой рябью». Но все же философия Шопенгауэра оказалась чуждой тогдашним философским взглядам, которые царили в Германии. В этом философ убедился довольно скоро, после года неудачной преподавательской деятельности в Берлинском университете. Весной 1822 г. он, прекратив работу в университете, отправился в путешествие по излюбленным южным странам. По возвращении, разочарованный полным невниманием к своей философии, Шопенгауэр задумал перевести творения замечательных, но малоизвестных мыслителей прошлого, надеясь тем самым подготовить читателей к усвоению собственных идей. Начал он с популярного изложения философских сочинений Юма, написав к нему обширное предисловие. Но этот перевод так и не был закончен. В 1831 г. Шопенгауэр из-за эпидемии холеры окончательно покинул Берлин и переселился в Южную Германию, избрав своим местожительством Франкфурт-на-Майне. В этом городе он прожил около 30 лет, почти никуда не выезжая. Здесь философ вел размеренный образ жизни, напоминая этим Канта, сторонился участия в местной жизни и основное время проводил за чтением или за письменным столом. В эти же годы из-под его пера вышла одна из самых умных и светлых философских книг — «Афоризмы житейской мудрости». Это сочинение не является сборником крылатых выражений, а представляет собой изложение именно этической системы, позволяющей, по замыслу автора, свободно ориентироваться в мире материальном и духовном. Тем более что в «Афоризмах» философ постоянно возвращался к своему основному труду «Мир как воля и представление», разъясняя те или иные идеи. В «Афоризмах житейской мудрости» нет и намека на безысходность человеческого существования. Наоборот, трактат проникнут глубоким интересом к жизни, стремлением дать верное ее понимание и соответствующим образом строить свое поведение. Опираясь на этику Аристотеля, который разделил блага человека на три группы — внешние, духовные и телесные, — Шопенгауэр предложил собственную концепцию, ставшую основой для всех последующих, в том числе и современных истолкований нашего бытия: «1) Что такое человек: то есть его личность в самом широком смысле слова. Сюда следует отнести здоровье, силу, красоту, темперамент, ум и степень его развития. 2) Что человек имеет: то есть каким имуществом он владеет. 3) Что представляет собой человек: здесь подразумевается то, каким человек является в представлении других людей, каким он окружен почетом, славой, каково его общественное положение». Если бы нашелся человек, в точности придерживающийся описанных Шопенгауэром правил, то он обладал бы, по-видимому, почти идеальной цельностью. И все же кое-что из сказанного можно взять на вооружение и нам, простым смертным, особенно в условиях нынешних социальных отношений. Это — самокритичность, терпение, сдержанность, осторожность. Во всяком случае, они еще никому и никогда не навредили. Вообще, следует заметить, что мудрость Шопенгауэра настолько же обширна, насколько и щадяща, так сказать, «интеллигентна». Для нормального, то есть разумного, человека в ней нет ничего сверхъестественного, невыполнимого. Хотя если точно соблюдать все житейские правила, описанные философом, то, пожалуй, не останется времени для «милых сумасбродств», которые оживляют наше скудное существование. С детства и до старости Шопенгауэр обладал завидным здоровьем и почти никогда не болел. Но весной 1860 г. у него участились сердечные приступы, а к осени философ уже почти не вставал с постели. 21 сентября лечащий врач, зайдя в его кабинет, обнаружил Шопенгауэра без признаков жизни и констатировал смерть от паралича легких. Согласно завещанию тело Артура Шопенгауэра не вскрывали. Он был похоронен на франкфуртском кладбище, а позже на его могиле была установлена плита, на которой высечено лишь имя философа — Артур Шопенгауэр, безо всяких дат и указаний на личность покойного. Спустя десятилетия наследие великого философа получило-таки должное признание. Его произведения, не оцененные по достоинству современниками, в XX в. превзошли по популярности труды многих известных мыслителей. Впрочем, признание своей философии предсказал и сам Шопенгауэр: «Когда наконец наступит время, что меня станут читать, тогда увидят, что моя философия подобна стовратным Фивам: в нее можно проникнуть со всех сторон и через каждые ворота дойти до центра».