Спонсоры:
Спонсоры:

Эдисон Томас Алва

В 1876 г. Эдисон переселился со своим семейством в Менло-Парк, уединенное местечко в четырех милях от Нью-Йорка. Здесь он устроил свои знаменитые мастерские и лабораторию, где была сделана большая часть его гениальных изобретений. На одни приборы для своих бесчисленных опытов и наблюдений Эдисон затратил более 100 тыс. долларов. Сложнейшие станки и механизмы в мастерских приводились в движение паровой машиной. Томас собрал здесь самых искусных в США мастеров и механиков, а сам стал генератором изобретений, выходивших из мастерской, словно с конвейера: лампа накаливания, электросчетчик, кинетоскоп, кинокамера, щелочной аккумулятор, электрический стул, тостер, фонограф и многое другое. К 1888 г. все изобретения и открытия ученого были внедрены в промышленное производство, а сам Эдисон стал собственником многих предприятий, приносивших ему все новые и новые миллионы. В 1915 г. его научные заслуги были отмечены присуждением Нобелевской премии. Все это было достигнуто в результате огромного труда. По рассказам сотрудников, их хозяин работал в среднем по 18 часов в сутки, а спал чаще всего прямо сидя в кресле. Гениальный изобретатель был человеком простым, неприхотливым в быту, вызывающим всеобщую симпатию: «Эдисон выше среднего роста, с темными волосами, со значительной проседью; он не носит бороды, и у него свежее лицо совсем молодого человека, что составляет замечательный контраст с его сединами. Под массивным высоким лбом сверкают поразительные глаза, которые, кажется, пронизывают вас насквозь, особенно когда он задумывается. У Эдисона от природы общительный характер, и он чрезвычайно приятный собеседник; особенно он любит разговаривать с людьми, которые интересуются его изобретениями и понимают их. Благодаря его добродушию и простоте, у него много друзей и знакомых; он обладает особым юмором и не прочь при случае подшутить над своими друзьями... он хороший семьянин, нежный отец и муж; домашние его уже привыкли к его несколько оригинальному образу жизни, когда он по несколько дней не показывается домой и пропадает в своей лаборатории». Богатство и слава не отложили на нем заметного отпечатка, и всемирно известный миллионер-изобретатель оставался для своих старых товарищей все тем же Томом, не терпящим напыщенности, показных церемоний и торжественных обедов с хвалебными речами. На званом обеде в престижном ресторане он мог ограничиться лишь чашкой чая. Но чаще всего и вовсе отказывался от приглашений, говоря, что «и за сто тысяч долларов не согласен просидеть два часа, выслушивая славословия». Его не привлекала личная известность, поскольку «достоинства человека определяются его делами, а не тем, что о нем говорят». В конце 1880-х гг. Эдисон перенес свои мастерские в Левелин-Парк, близ Нью-Йорка. За несколько лет перед тем, еще в Менло-Парке, он похоронил свою первую жену и остался с двумя маленькими детьми на руках. Перед своим переездом он женился во второй раз на мисс Минни Миллер — дочери известного заводчика из Огайо. Устроенные в Левелин-Парке лаборатории и физические кабинеты по своему оснащению в то время не имели себе равных. Механические мастерские были снабжены самыми совершенными машинами и приспособлениями, при помощи которых за короткое время можно было изготовить как самые большие, так и самые мелкие и тонкие механизмы. Именно здесь Томас начал производство своего наиболее известного изобретения — электрической лампочки. Интересно, что американские банкиры отказались финансировать этот проект. Тогда Эдисон сам собрал 90 % необходимого капитала и занялся производством самостоятельно. Впоследствии фабрики, производящие лампочки, легли в основу конгломерата «Дженерал Электрик». Летом 1889 г. Эдисон посетил Парижскую всемирную выставку и покорил сердца парижан не меньше, чем представленный на суд публики фонограф, над усовершенствованием которого он трудился 10 лет. Однако в ученом мире «делец-самородок» всегда был сам по себе. Его никогда не признавал научный истеблишмент, а он, в свою очередь, не признавал его. Томас жил непоколебимой верой в каждое свое изобретение, утверждая, что «проблема других изобретателей в том, что после нескольких неудач они бросают начатое. Я же никогда не сдаюсь, пока не добьюсь желаемого». Каждую новую идею он вначале обнародовал на пресс-конференции и только после этого шел в лабораторию, чтобы экспериментально подтвердить свою догадку — это был метод подстегивания самого себя, а заодно и получения необходимой финансовой поддержки для исследований. Великий изобретатель прожил 84 года и умер 18 октября 1931 г. в Уэст-Ориндже. Как это обычно и бывает, только после смерти гения потомки определились с тем местом, которое он по праву занял в мировой истории: «Томас Эдисон — один из тех больших умов, которые, появляясь в известные периоды времени среди человечества, отмечают собой целые новые эры в развитии известной отрасли науки или техники. К нему нельзя вполне применить то мерило, которым обыкновенно пользуются при оценке многих выдающихся людей. По своей особой умственной силе и почти сверхчеловеческим дарованиям люди, подобные ему, стоят особняком, представляя собой поразительные феномены в развитии человеческого мозга... Если верно, что гений — неистощимая способность к труду до самых мелких подробностей, то Эдисон по своей деятельности подходит к этому определению».