Спонсоры:
Спонсоры:

Эль Греко

Эль Греко отправился в Испанию, которая, по сути, стала его второй родиной. Рассчитывая получить заказы от Филиппа II на оформление аскетично-сурового дворца-монастыря Эскориал, он поселился в Мадриде. Но его надежды не осуществились, и, пользуясь знакомством с каноником собора в Толедо, Педро Чакони, художник переезжает в бывшую испанскую столицу. Как оказалось, навсегда. Здесь его ждала интересная работа — сооружение главного алтаря в монастыре Санто Доминго эль Ан-тигуо, включая архитектурное обрамление, скульптуру и живописные произведения. По его эскизам работали скульпторы, а сам Эль Греко, благодаря алтарным картинам «Троица», «Воскресение Христа», «Поклонение пастухов» и особенно «Вознесение Марии» (все в 1577— 1579 гг.), приобрел широкую известность в Толедо. Прием «противоположных» ракурсов, примененный художником в этих произведениях, с особой силой проявился в знаменитом полотне «Эсполио» («Снятие одежд с Христа», 1579 г.), написанном для грандиозного толедского собора. Откинутая назад голова Иисуса воспринимается в ракурсе снизу вверх, а его ступни — сверху вниз. Это удлиняет пропорции фигуры и усиливает динамику активного движения толпы мучителей, теснящейся позади него. И только палач прочно стоит на земле, внося в трагическую картину необходимый элемент реальности. Прощающий жест руки Христа, его печально-одухотворенное лицо и внутренняя эмоциональная близость с ним трех Марий объединены общим трагическим чувством неотвратимости гибели среди людской низменности, жестокости и злобы. «Эсполио» имела невиданный успех (мастер сделал 17 повторений картины), но этот почетный заказ повлек за собой и первый судебный процесс. Длительную, унизительную тяжбу с капитулом собора за отклонение от канонов иконографии Эль Греко выиграл. Но это было не последнее разбирательство. Гордый и независимый художник отстаивал в суде свои взгляды на искусство и, конечно, свои высокие гонорары. В его утонченной и противоречивой натуре легко уживались влечение к возвышенному и привязанность к материальному. Так, посетивший его в 1611 г. художник Ф. Паччеко был потрясен не только глубиной знаний, ясным, несмотря на преклонные годы, умом, интеллектом и остроумием своего собеседника, но и жилищем хозяина. Эль Греко занимал 24-комнатные апартаменты во дворце маркиза де Вильена, о котором ходила зловещая слава чародея. Дом был обставлен с большой роскошью, изысканно и комфортно. Художник даже нанимал музыкантов, чтобы те услаждали его слух во время еды. Но особую ценность представляла великолепная библиотека, которую этот «великий философ» и «человек со странностями» собирал всю жизнь. Прекрасно образованный, он поражал людей своим красноречием, объединяя вокруг себя выдающихся ученых, писателей и поэтов. Необычайное зрелище представляла собой и мастерская художника. Это был своеобразный музей, где на стенах висели написанные маслом на очень маленьких полотнах оригиналы всего того, что он создал за всю жизнь. Для заказчиков они служили образцами, а для Эль Греко были основой всей его творческой жизни. Но лучшим украшением дома художника и самой большой ценностью для него были любимый сын Хорхе Мануэль и жена Иеронима де Куэвас. Брак с этой красавицей-аристократкой так и не был освящен церковью, что являлось невиданной смелостью в условиях свирепствующей инквизиции. Облик хрупкой, одухотворенной Иеро-нимы с прекрасными лучистыми глазами, полный большого внутреннего изящества, Эль Греко запечатлел в удивительно современном по звучанию «Портрете дамы в мехах» (ок. 1577—1578 гг.). На многих картинах изображен и их единственный сын — неизменный помощник отца в его мастерской. Художник, несомненно, был одним из самых выдающихся портретистов своего времени. В Толедо он создал великолепную портретную галерею знаменитых современников. В этих произведениях он, в первую очередь, стремился раскрыть духовный мир человеческой личности. Очень наблюдательно и сдержанно Эль Греко передает интеллектуальную утонченность кардинала Таверы (1608— 1614 гг.) и ученого А. де Коваррубиаса (1608—1612 гг.), рафинированность и отчужденность от внешнего мира правоведа и поэта И. де Себальоса (1608—1612 гг.). К самым знаменитым изображениям относят портрет главного инквизитора Фернандо Ниньо де Гевары (1600— 1601 гг.). Мастер тщательно передает фактуру плотной муаровой малиновой мантии, с преломляющимися в ней лучами света, серебристо-белое кружево рясы. И эти яркие цветовые пятна только притягивают внимание к поистине устрашающему, сверлящему, неотступному взгляду фанатика и изувера. Даже скрытые под стеклами очков глаза выдают неумолимую жестокость не знающего снисхождения инквизитора. Полной противоположностью холодной бесчеловечности де Гевары служит портрет фра Ортенсио Парависимо. Выдающегося испанского поэта и Эль Греко связывала тесная дружба. Художнику удалось создать очень чистый, светлый образ, согретый теплым чувством. Пытливый ум и интеллект одухотворяют его болезненное лицо, а в мечтательном взгляде, в непринужденной позе ощущается раскрепощенность, внутренняя свобода духа и мысли.

Читать дальше