Спонсоры:
Спонсоры:

Эль Греко

Но основным в творчестве Эль Греко всегда оставались религиозные и аллегорические картины, написанные для церквей, монастырей, госпиталей в Толедо, Мадриде и других городах («Мученичество Св. Себастьяна», «Кающаяся Магдалина», «Поклонение имени Христа», «Распятие», все в 1580—1585 гг.; «Богоматерь Милосердия», «Благовещение», обе в 1596—1600 гг.; «Св. Мартин и нищий», 1597 гг.). Страстный интерес художника к интенсивной жизни человеческого духа особенно проявился в изображении святых («Св. Франциск и Св. Андрей», 1590—1595 гг.; «Апостол Петр», «Св. Ильдефонс», обе в 1610—1614 гг.). Тонкая психологическая дифференциация образов более конкретно и глубоко представлена в картине «Апостолы Петр и Павел» (1614 г.). Здесь два различных темперамента и типа характера объединены общим внутренним переживанием, отмечены печатью душевной чистоты. Вершиной творческих достижений Эль Греко, своего рода синтезом реального и отвлеченно-возвышенного стала картина «Погребение графа Оргаса» (1586—1588 г.), заказанная толедской церковью Св. Фомы. Св. Стефан и Блаженный Августин, спустившиеся с высших сфер, чтобы передать погребению тело благочестивого графа, — само воплощение духовной красоты. Они бережно опускают усопшего в саркофаг. Вокруг застыли участники траурного события (изображены друзья Эль Греко), сопричастные к чуду, происходящему на земле. Они не замечают разверзшихся над ними небес, куда ангел уносит «спеленутую душу». Там, среди облаков, все пронизано беспокойным движением, переливами красок, мерцанием света. Сияющему холодному колориту небесной сферы противостоит монолитная стена из черных одежд с «гирляндой белых пышных воротников, обрамляющих удлиненные головы». Ни в одной другой картине Эль Греко так полно и слитно композиция, колорит и персонажи не были еще объединены общим чувством печали, глубокой нежности и скорби. Духовное горение, эмоциональная насыщенность, искренность движения человеческой души — основа всех образов, созданных художником, — в соединении с красочными и линейными сочетаниями подняли Эль Греко до высот «удивительного феномена», которому «никто не сможет подражать». А язык «позднего Греко» оказался неприменимым для его времени. (Полностью оценил его достижения только Веласкес.) «Деформированные фигуры напоминают то взвивающиеся к небу языки пламени, то уподобляются вытягивающимся отражениям в воде или удлиненным расплывчатым теням... подчиняясь стихии иного, воображаемого мира», — пишет искусствовед Т. Каптерева о картинах «Моление о чаше» (1605—1610 гг.), «Пир у Симона-фарисея», «Сошествие Св. Духа», «День снятия пятой печати», «Вознесение» (все в 1610—1614 гг.). В них мистическое воображение художника принимает причудливые, ирреальные формы, через которые то затаенно, то резко звучит трагическое восприятие мира и чувство обреченности. Этими работами Эль Греко подвел итог своим творческим исканиям. На них лежит отпечаток предчувствия близкой смерти. Последним аккордом, полным глубокого философского смысла, можно считать знаменитый пейзаж «Вид Толедо» («Толедо в грозу», 1610—1614 гг.). Здесь, как и везде в произведениях художника, небо и земля нерасторжимы и в то же время эмоционально противостоят друг другу. Хрупкий, словно отлитый из тонкого серебра, силуэт города на холме — застывший и безжизненный. А темно-синее, почти черное небо, подсвеченное изнутри, взрывается серебристо-белыми вспышками и вихрями облаков. Достоверный пейзаж полон космического величия, ведь это Толедо — говоря словами О. Парависимо, «его лучшее отечество, в котором вместе со смертью он достиг бессмертия». Тяжело больной, почти лишенный возможности передвигаться Эль Греко до последнего дня писал и приберегал для посетителей свою иронию и остроты. Художник скончался 7 апреля 1614 г. и был похоронен в церкви Санто Доминго эль Антигуо, украшенной его первыми, созданными на испанской земле и принадлежащими всей мировой культуре, живописными произведениями.