Спонсоры:
Спонсоры:

Шаляпин Федор Иванович

Шаляпин был желанным гостем во всех городах России. Но, будучи солистом на Мариинской сцене, особое предпочтение он отдавал Москве и не только из-за престижности Большого театра. Так уж сложилась его личная жизнь, что у него было две семьи. Со своей первой женой, молодой итальянской балериной Иолой Торнаги, Федор Иванович познакомился в Нижнем Новгороде, и они поженились в 1896 г. Она была прекрасной танцовщицей, но когда пошли дети, вынужденно оставила сцену. Всего у Шаляпиных родилось шестеро детей. Старший сын умер в четырехлетнем возрасте, и Федор Иванович очень страдал после его смерти. Эта семья жила в Москве, а в Петербурге Шаляпин сблизился с Марией Валентиновной, у которой было двое своих детей от первого брака. У них родилось три дочери. Фактически у Шаляпина появляется вторая семья. Первый брак не был расторгнут, а второй — не зарегистрирован и считался недействительным. Говорить об этом было не принято, но одна семья не ездила в Петербург, а другая — в Москву. Певец не раз предоставлял прошение царю Николаю II о присвоении дочерям его фамилии, но ему было отказано. После революции, когда в 1922 г. Шаляпин не вернулся с гастролей на родину, с ним осталась Мария Валентиновна и все дети, кроме Ирины: от первого брака — Лидия, Борис, близнецы Федор и Татьяна и от второго брака — Марина, Марфа, Дассия и дети второй жены — Эдуард и Стелла. Все они жили вместе в Париже. Особенно гордился Шаляпин Борисом, который, по словам Н. Бенуа, добился «большого успеха как пейзажист и портретист». Федор Иванович охотно позировал сыну: сделанные Борисом портреты и зарисовки отца «являются бесценнейшими памятниками великому артисту...» В общем-то, Шаляпин как настоящий русский человек не собирался покидать Россию. Он никогда не интересовался политикой, и когда советское правительство предложило ему заняться творческим переустройством бывших императорских театров и быть художественным руководителем Мариинского театра, выборным членом директорий Большого и Мариинского театров, он не отказался. Шаляпин работал с большим воодушевлением и восстановил в репертуаре многие русские и западноевропейские классические оперы. За сезон 1918/19 г. он спел около 80 спектаклей, выступал с концертами перед рабочей и красноармейской аудиторией. В ноябре 1918 г. ему было присвоено звание народного артиста республики как «высокодаровитому выходцу из народа». Но Федор Иванович славился не только своим редким голосом, но и нонконформистским поведением. До революции он пел в московских ресторанах «Дубинушку», а после прихода к власти большевиков часто открыто проявлял недовольство новым укладом: ведь он привык жить на широкую ногу, хотя богатство никогда не было для него самоцелью. Во время Первой мировой войны Шаляпин открыл у себя госпиталь, в котором пел перед солдатами. В 1918 г. он устроил тут «маленькую студию», впоследствии переименованную в Шаляпинскую. Его особняк на Новинском бульваре почти всегда был переполнен гостями. Певца выручал талант, за это ему прощалось многое. Но вскоре власти стали поставлять Шаляпину «соседей» с ордерами на жилье, и певцу с семьей осталась крошечная площадь под самой крышей. С 1920 г. возобновились зарубежные гастроли Шаляпина. Огромные гонорары, выплачиваемые за каждое выступление, не шли ни в какое сравнение с тем, что он получал в Петрограде. Это обстоятельство и страх за судьбу детей стали причиной его нежелания возвращаться в Россию. В апреле 1922 г. Шаляпин приехал в Петроград и выступил в «Борисе Годунове», а 29 июня, имея официальное разрешение правительства, выехал на длительные гастроли и лечение. В Париже у певца была огромная квартира, а возле Биарицца — имение. На чужбине Федор Иванович пользовался неизменным успехом, гастролируя почти во всех странах мира (Англия, Америка, Канада, Китай, Япония, Гавайские острова). С 1930 г. Шаляпин выступал в труппе «Русская опера», которая имела репутацию одного из лучших оперных театров Европы, ее спектакли славились высоким уровнем постановочной культуры. За годы, проведенные за рубежом, певец не создал новых сценических образов, но до конца жизни сохранил верность традициям отечественного искусства. А советское правительство лишило его звания народного артиста и запретило ему въезд в СССР (постановление 1927 г. отменено Советом Министров РСФСР 10 июня 1991 г. «как необоснованное»). Шаляпин еще был полон сил, и голос ни разу не подвел его, хотя, тоскуя по России, он потерял присущие ему жизнерадостность и оптимизм, часто болел. В 1932 г. певец по предложению немецкого режиссера Георга Пабста сыграл в фильме «Дон Кихот»; эта картина пользовалась у публики огромной популярностью. Мировая слава Шаляпина с годами росла. Сердце его рвалось домой, рассудок же подсказывал, что о возвращении в сталинскую Россию не может быть и речи. Там певца ждала «золотая клетка», которая обрекла бы его на творческую и личную несвободу, как и Максима Горького, который сказал: «В русском искусстве Шаляпин — эпоха, как Пушкин». Все свои чувства Федор Иванович выплеснул в книге воспоминаний «Маска и душа». Он писал: «В моей работе я стремился прежде всего к полной правдивости. Я выступаю перед читателями без грима...» Книга, которая почти сразу же была переведена на многие европейские языки, в Советской России только усилила травлю его имени. Начиная с 1936 г. здоровье Шаляпина стало разрушаться: врачи определили у него болезнь сердца и эмфизему легких. В начале 1938 г. появились признаки злокачественного малокровия, и 12 апреля Федор Иванович скончался. Последними его словами были: «Тяжко мне... Где я? В русском театре? Чтобы петь, надо дышать, а нет дыхания...» и через минуту, взяв за руку жену, сказал: «За что я должен так страдать? Маша, я пропадаю...» До конца своей жизни Шаляпин оставался русским гражданином — он не принял иностранного подданства, мечтал быть похороненным на родине. Однако Шаляпин нашел упокоение на парижском кладбище Батиньоль и только по просьбе детей, Татьяны и Федора, 29 октября 1984 г. состоялась церемония перезахоронения праха великого русского певца на Новодевичьем кладбище в Москве. Прошло более 60 лет со дня смерти Федора Ивановича Шаляпина, но интерес к его личности и творчеству не ослабевает, а слава не меркнет. Он продолжает оставаться эталоном оперного певца, образцом для подражания, кумиром миллионов людей, которые родились гораздо позже его кончины, гордостью российской и мировой культуры.