Спонсоры:
Спонсоры:

Гейнсборо Томас

image

(род. в 1727 г. — ум. в 1788 г.)

Выдающийся английский живописец и рисовальщик, большой мастер портретной живописи и крупнейший пейзажист. Один из учредителей Королевской академии (1768 г.).

«...Если бы нация произвела достаточно талантов, чтобы мы удостоились чести именоваться английской школой живописи, — имя Гейнсборо перешло бы в потомство среди первейших носителей ее зачинающейся славы...» Такую высокую оценку творчества художника дал в одной из своих речей в Королевской академии Джошуа Рейнолдс в 1788 г. В историю английской живописи Гейнсборо вошел прежде всего как портретист, хотя сам он всегда отдавал предпочтение пейзажу, в котором чувствовал себя свободным от воли заказчиков и необходимости писать ради заработка. В пору расцвета своего таланта он откровенно признавался другу Джонсону: «Меня тошнит от портретов, и мне ужасно хочется уйти в какую-нибудь милую деревню, где я мог бы писать пейзажи и наслаждаться последними годами моей жизни в покое и тишине». Это желание сбылось лишь отчасти. Но то, что успел сделать художник в области пейзажа, было по достоинству оценено только после его смерти. Отмечая этот парадокс, известная исследовательница творчества Гейнсборо Е. А. Некрасова писала: «В некрологах его восхваляли главным образом как певца природы, почти не упоминая портретов, так что к концу жизни он наконец заслужил репутацию, о которой всегда мечтал». Томас Гейнсборо родился в 1727 г. (точная дата его рождения неизвестна, сохранилась лишь запись о креше-нии 14 мая) в городке Садбери графства Саффолк (Восточная Англия). Он был самым младшим, девятым ребенком в семье Джона Гейнсборо, торговца сукном и саванами, и его жены Сюзанны, урожденной Берроуз. Отец Томаса был человеком предприимчивым и находчивым. Эти качества особенно проявлялись в его частых деловых поездках во Францию и Голландию. Рассказывали, что однажды ночью, возвращаясь с партией товара, Джон был остановлен таможенником, заподозрившим его в провозе контрабанды. В ответ на его требование показать товар высокий и статный суконщик достал один из саванов и завернулся в него. Слабонервный таможенник поспешил удалиться. Однако деловитость и находчивость не спасли Гейнс-боро-старшего от банкротства, ибо еще в большей степени он обладал весьма вредными для бизнеса добротой и щедростью. Эти же отцовские качества в полной мере проявились и в натуре Томаса. А вот своей рано пробудившийся страстью к рисованию мальчик, скорее всего, был обязан матери. Известно, что эта умная и образованная женщина талантливо писала цветы и всячески поощряла художественные наклонности сына. Рисование и живопись настолько увлекали юного Томаса, что он часто вместо занятий в школе уходил в окрестности Садбери и делал бесчисленные пейзажные зарисовки с натуры. Первый биограф Гейнсборо Тикнесс писал: «В детстве не было на несколько миль в окружности от места его рождения ни одной живописной группы деревьев, одинокого прекрасного дерева, живой изгороди, камня или столба на краю тропинки, которые не были бы так точно запечатлены в его памяти, что он не мог бы зарисовать их наизусть». Работы маленького художника привлекали своей необычной свежестью, поэтичностью и простотой, свидетельствуя о его незаурядном даровании. Даже отец, поначалу сокрушавшийся, что сын будет лоботрясом, посмотрев его альбомы, переменил свое мнение и уверовал в гениальность Томаса. И когда знакомый матери, пораженный талантом мальчика, предложил родителям отпустить его вместе с ним в Лондон для обучения, они с радостью согласились. Так 13-летний Томас начал самостоятельную жизнь в столице. Ни один из английских художников до Гейнсборо не формировался столь быстро и уверенно. Казалось, он только ждал подходящего случая, чтобы выплеснуть на полотно все накопившееся у него природное мастерство. Ему необходима была лишь небольшая шлифовка в кругу профессионалов и впечатления столичной жизни. Сначала Томас учился у серебряных дел мастера, а затем — у популярного в 1730-х гг. портретиста Френсиса Хаймена. Но овладеть в совершенстве искусством рисунка более всего ему помогли занятия в Академии Св. Мартина у превосходного французского рисовальщика и гравера Гюбера Франсуа Гравело.

Читать дальше