Спонсоры:
Спонсоры:

Гиппократ

Гиппократ разделял причины болезней на два класса. К первому относились общие вредные влияния со стороны климата, почвы, воды. Сюда же входила и наследственность. Второй класс составляли личные влияния: условия жизни и труда, питания, возраст пациента и пр. Гиппократ систематизировал разрозненные знания о человеке и его окружении, учел хрупкое равновесие между человеком и окружающей его средой. Многие его последователи добивались потрясающих результатов, не пичкая больного сильнодействующими средствами, а изменяя образ жизни, ставший причиной недомогания. Во времена Гиппократа, как и сейчас, от правильной постановки диагноза нередко зависела жизнь пациента. Проанализировав сотни случаев, он сделал диагностику не случайным «угадыванием», а строго научной дисциплиной. Осмотр больного считался делом первостепенной важности. Гиппократ писал: «Осмотр тела — целое дело: он требует знания, слуха, обоняния, осязания, языка, рассуждения». Он рекомендовал учитывать при постановке диагноза не только симптомы болезни, но и привычки, образ питания пациента, режим его сна, сновидения, особенности речи и мышления. Сегодня такой подход назвали бы психосоматическим. Его суть заключается в том, что врача интересует не столько сама болезнь, сколько пациент. А выздоровление наступает в результате совместных усилий лекаря и больного. О роли пищи в предупреждении болезней греки знали издавна. Сегодня мало кто помнит, что у бога медицины Лсклепия было три дочери: Терапия, Гигиена и Кулинария. Причем Кулинария считалась самой любимой. Гиппократ посвятил ей отдельный трактат. В сочинении «О диете при острых болезнях» он разработал целую систему питания, которая легла в основу современной диетологии. Куда бы ни пришел древнегреческий лекарь-периодевт, ему предшествовала громкая слава. Еще в древности его сочинения были переведены на латинский, сирийский и арабский языки. И только одно из его сочинений в последнее время награждается эпитетами «устаревшее», «не соответствующее действительности», «странное». Речь идет о всем известной клятве Гиппократа, ставшей символом медицинского гуманизма. Безусловно, эта клятва в течение тысячелетий «обросла» множеством вариантов. И в своем первоначальном виде не звучала уже очень давно. Ведь современному человеку довольно трудно всерьез произнести даже ее начало: «Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигией и Панацеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство...» Упоминание языческих богов, конечно, для'христиан неуместно. Но стоит ли забывать о том, что медицина в течение тысячелетий была наукой веры и милосердия? Ведь осознание того, что все люди — дети божьи (какое бы имя ему ни давали), делало врача беспристрастным, не делящим больных на своих и врагов, на бедных и богатых, на презренных и достойных уважения. Если это отношение будет утрачено, то медицина превратится в лишенное духовности сообщество, конвейер по выколачиванию денег. Нарекания вызывают еще два положения: отказ от абортов и запрет эвтаназии. Ведь в сегодняшней медицине аборты являются одной из типичных операций, а о гуманности эвтаназии постоянно ведутся ожесточенные споры на страницах газет. Все это привело к тому, что медицинское сообщество готовится к разработке новой клятвы. Основные положения клятвы Гиппократа — соблюдение конфиденциальности, забота о здоровье пациента, непричинение вреда — будут сохранены. А канонический текст, видимо, станет историческим документом, напоминанием о рождении медицины и ее гениальном основателе.