Спонсоры:
Спонсоры:

Голль Шарль де

18 июня 1940 г. де Голль выступил по лондонскому радио с призывом во что бы то ни стало продолжать войну. Благодаря помощи английского правительства, которое признало его «главой всех свободных французов», он ежедневно вел пропаганду по радио. От имени созданной им организации «Свободная Франция» будущий президент говорил, что «пламя французского Сопротивления не должно погаснуть и не погаснет», что Франция проиграла всего лишь одно сражение, но не войну. Он взывал к «чести Знамени» и «величию Родины». А девизом свободных французов провозгласил слова «Честь и Родина». И наконец, де Голль призывал «забыть распри между отдельными группами, партиями, классами, ибо распри эти — ничто в сравнении с угрозой, нависшей над Францией». Во имя победы он был готов сотрудничать и с правыми и с левыми, даже с коммунистами. И в своих заявлениях не был голословным. Недаром в 1944 г. по инициативе де Голля Французская коммунистическая партия вошла в состав правительства. В условиях, когда миллионы французов, смятенных и растоптанных, готовились к самому худшему, голос из Лондона вселял надежду и мужество. Речи де Голля не могли не тронуть сердца французов. По данным контрразведки правительства Виши, уже осенью 1940 г. многие во Франции стали называть себя «голлистами», выпускать патриотические листовки, а некоторые пытались бежать в Англию, чтобы присоединиться к де Голлю. Между тем коллаборационистское правительство Петена приговорило патриота к смертной казни. Народное воодушевление позволило создать французские вооруженные силы за рубежами страны — факт беспрецедентный в истории. К июню 1942 г. они насчитывали 70 тыс. человек. 27 октября 1940 г. де Голль опубликовал Манифест, в котором заявил, что будет осуществлять власть «от имени Франции и единственно с целью ее зашиты», а потом отчитается перед представителями свободного французского народа. В этот же день был создан высший коллегиальный орган «Свободной Франции» — Совет Обороны. Однако де Голль, будучи сторонником сильной власти, отводил ему лишь консультативные функции. 24 сентября 1941 г. будущим президентом был учрежден Французский национальный комитет (ФНК) — прообраз временного правительства в эмиграции, — а он сам стал его председателем. Но все решения, независимо от того как распределялись голоса членов Комитета, принимал де Голль. Законодательные акты «Свободной Франции» именовались ордонансами и начинались совсем по-королевски: «От имени народа и французской империи Мы, генерал де Голль, Глава Свободных Французов, предписываем...» Но вот самая страшная война в истории человечества закончилась. Во Франции к предателям отнеслись сурово, но без лишней жестокости. И пример народу подал сам де Голль. В 1945 г. состоялся суд над вишистами. Глава режима Петен был приговорен к смертной казни, но по распоряжению генерала расстрел заменили пожизненным заключением. Во главе Временного правительства де Голль находился до 20 января 1946 г. Обстоятельства внутриполитической борьбы вынудили его уйти в отставку. Казалось, его политическому влиянию пришел конец. Но историческая роль руководителя Сопротивления еще не была сыграна. В мае 1958 г. в Алжире, бывшем французской колонией, начался антиреспубликанский мятеж. Была захвачена Корсика. Франция оказалась перед опасностью гражданской войны. И французы вспомнили о своем лидере. 1 июня Национальное собрание назначило де Голля премьер-министром. Он получил чрезвычайные полномочия и оправдал ожидания сограждан. Новая конституция, подготовленная при участии героя Сопротивления, получила 79,25 % голосов. Де Голль стал президентом. В начале 1959 г. было сформировано новое правительство. Первоочередной задачей верховной власти стало урегулирование отношений с Алжиром. Де Голль считал, что колонии нужно предоставить независимость. Но так думали далеко не все его соотечественники. Благосостояние многих основывалось на собственности в Алжире, поэтому политику президента поддерживали немногие. И все же 16 сентября 1959 г. де Голль прямо заявил о праве Алжира на самоопределение. Он считал, что французскому народу выгоднее закончить дело миром и поступить по справедливости. Однако в стране его не поняли. Личные интересы заслонили от многих обывателей историческую необходимость происходящего. В Алжире вспыхнул мятеж. Организаторы «недели баррикад» потребовали от правительства метрополии отказа от нового политического курса. Но де Голль не дрогнул. В середине 1960 года он заявил: «Нет ничего странного в том, что испытываешь ностальгию по империи. В точности так же можно сожалеть о мягкости света, который некогда излучали лампы на масле, о былом великолепии парусного флота, о прелестной, но уже не существующей возможности проехаться в экипаже. Но ведь не бывает политики, идущей вразрез с реальностью». Тем не менее голос разума не доходил до французов, издавна обосновавшихся в Алжире. В Африке ими была сформирована так называемая Секретная вооруженная организация (ОАС), выступавшая против отделения страны от метрополии. Они организовали настоящую охоту на де Голля. Секретные службы не успевали раскрывать заговоры. Об одном из них автор известных политических детективов Фр. Форсайт написал нашумевший роман «День шакала». В 1961 г. в Алжире вспыхнул еще один мятеж. На де Голля это не произвело особого впечатления. Мятеж был подавлен. А в 1962 г. на основании Эвианского соглашения Алжир получил независимость. 1965 год стал испытанием для президента де Голля. Истекал семилетний срок его полномочий. Близились новые выборы. Впервые они проводились всеобщим голосованием. Де Голлю шел семьдесят пятый год. Известно его высказывание на одной из пресс-конференций по поводу состояния его здоровья. На вопрос, как он себя чувствует, де Голль с присущим ему юмором ответил: «Неплохо, но уверяю вас, в один прекрасный день я все-таки умру». И все же в последний момент он решился на выдвижение и стал первым французским президентом, избранным всенародным голосованием. Получив поддержку народа, лидер французов пошел на решительный шаг во внешней политике. В марте 1966 г. он объявил о выходе Франции из НАТО. По его мнению. Атлантический блок невозможно реорганизовать в соответствии с современными реалиями. Это означало: вывод всех французских войск, размещенных в Западной Германии, из подчинения командованию НАТО и полное удаление из Франции американских и канадских военных штабов и баз.

Читать дальше