Спонсоры:
Спонсоры:

Гомер

Аэды и рапсоды обычно не владели грамотой. Вплоть до VI в. до н. э. традиционным было устное исполнение эпических поэм и гимнов. Не был исключением и великий Гомер. Его «Илиада» и «Одиссея» были записаны только во время правления афинского тирана Писистрата. В это время на панафинейском празднестве было популярным рапсодическое исполнение поэм Гомера, поэтому Писис-трату показалось важным создать некий окончательный вариант «Илиады» и «Одиссеи». Около 510 г. до н. э. он, решив упрочить славу Афин как культурного и религиозного центра, создал специальную комиссию по записи гомеровских поэм, сведению воедино существующих отдельных песен и их редактированию. Считается, что именно в это время было сделано несколько поэтических вставок, прославляющих Афины. Позднее тексты поэм еще неоднократно претерпевали изменения: в них вставлялись новые куски, переписывались уже имеющиеся. Считается, например, что 10-я книга «Илиады» является вполне самостоятельным произведением и не имеет никакого отношения к гомеровской поэме. Очень долго Гомера считали создателем не только «Одиссеи» и «Илиады», но и небольших поэм, связанных с мифами о Троянской войне. — «Фиваиды», «Киприи», «Малой Илиады» и других. Ему приписывался также цикл из 33 «гомеровских гимнов» олимпийским богам и пародийные поэмы «Маргит» и «Война мышей и лягушек» («Батрахомиомахия»). Византийская энциклопедия «Сви-да» «отдает» Гомеру еще несколько эпических поэм, среди которых — «Амазония», «Война пауков» («Арахномахия»), «Война журавлей» («Гераномахия»). Но уже с V в. до. н. э., с появлением первых литературных и исторических критиков, поднимается вопрос, который впоследствии получит название «гомеровский». В результате уже александрийские ученые, так называемые «разделители» (хори-зонты) — Зенодот Эфесский, Аристофан Византийский, Аристарх Самофракийский — значительно проредили список произведений, приписываемых Гомеру. Еще одним сенсационным предположением, выдвинутым ими, было то, что поэмы «Илиада» и «Одиссея» были написаны двумя разными поэтами. Хотя следует признать, что в вопросе авторства поэм даже в александрийской школе не было единства. Так, например, Аристарх Самофракийский (III—II вв. до н. э.), восстановивший многие утраченные места в гомеровских произведениях, считал Гомера автором обеих поэм. Величайшие философы и историки античности, несмотря на свое преклонение перед Гомером и восхищение его поэтическим мастерством, не скрывали своего критического, порой даже чересчур, отношения к его творчеству. Платон считал «Илиаду» и «Одиссею» безнравственными и «развращающими юношество», за что готов был изгнать автора из государства. Древнегреческий поэт и философ Ксенофан Колофонский (IV в. до н. э.) выступил с резкой критикой антропоморфизма и множества богов в гомеровских поэмах. Зоил, древнегреческий философ и ритор, ученик Сократа (IV в. до н. э.), за свое «Порицание Гомеру», якобы был даже предан позорной казни (по разным сведениям, дошедшим до нас, он был распят на кресте, сброшен со скалы и др.). В «Троянской» речи философ-киник и софист Дион Хризостом (I—II вв. до н. э.) аргументированно критиковал сюжетную линию «Илиады» с точки зрения ее историчности. Он доказывал, что на самом деле Троянская война закончилась абсолютной победой троянцев и бесславным возвращением на родину их противников. Выдающиеся античные ученые и философы Аристотель, Метродор Лампсакский, ученик Анаксагора (V в. до н. э.), Аристарх Самофракийский (III—II вв. до н. э.), Зенодот (III в. до н. э.) изучали творчество Гомера с философских и филологических позиций, исследуя композицию, сюжетные линии, образы героев. Около IV в. н. э. греческий язык перестает играть столь значительную роль в западной культуре, как ранее. Гомеpa читают только в Византии, но это не значит, что о нем забыли. В средневековой Европе начинают появляться переводы его поэм. Вновь возрождается интерес к творчеству поэта. Вместе с этим интересом возникают новые исследования, посвященные «гомеровскому вопросу». Самым значительным трудом, собственно, первым научным трудом по данной теме было «Введение к Гомеру» Фридриха Августа Вольфа (1795 г.). Эта публикация вызвала новую волну критических отзывов. Появляются даже несколько конкурирующих теорий. Плюралисты считали «Илиаду» и «Одиссею» собранием отдельных разрозненных песен, собранных воедино в VI в. до н. э. Писистратом. Их мнение — Гомера как личности не существовало. Представители другого течения — унитарии — признавали единственность автора и тем самым существование самого Гомера. Их мнение — что на первоначальный текст поэмы наслаивались позднейшие доработки. Мнение современных ученых-литературоведов выразил В. Вахрушев: «Но и сейчас личность Гомера остается загадкой. Хочется верить — это действительно был гениальный певец, которому удалось, опираясь на традиции крито-микенской и древнейшей ближневосточной культуры, создать (или довести до совершенства) великолепные произведения, в которых фольклор и собственно литература соединились в неповторимом стиле». Творчество Гомера оказало огромное влияние на мировую культуру, и в частности литературу. На протяжении тысячелетий сюжеты гомеровских поэм вдохновляли художников, скульпторов и композиторов всего мира на создание величайших произведений искусства. Фактически, с перевода «Илиады» и «Одиссеи» началась римская и вся западноевропейская литература. Кроме того, его поэмы до сих пор являются уникальными источниками сведений об античной материальной и духовной культуре, истории, географии, строении государства, на их основании судят о мировоззрении древних греков. Лучшую характеристику произведений Гомера дал А. С. Пушкин, прочтя «Илиаду» в переводе Гнедича: «Слышу умолкнувший звук божественной эллинской речи;/ Старца великого тень чую смущенной душой».