Спонсоры:
Спонсоры:

Гретцки Уэйн

image

(род. в 1961 г.)

Выдающийся хоккеист, установивший 61 личный рекорд НХЛ, в том числе по количеству заброшенных шайб (1075), результативных передач (2299) и системе «гол + пас» (3374очка). Всоставе клуба «Эдмонтон» четырежды выигрывал Кубок Стэнли, неоднократно завоевывал индивидуальные призы Лиги (включая 9 призов самому ценному игроку и 10— лучшему бомбардиру сезона). Постоянно участвовал в «Матчах всех звезд» НХЛ, при этом 8раз входил в стартовую пятерку. За спортивные достижения досрочно попал в Зал хоккейной славы.

В каждом виде спорта есть свой кумир и непререкаемый авторитет. В хоккее таким кумиром является Уэйн Гретцки по прозвищу Великий. Его жизненный путь канадские мамы приводят в пример своим детям, многочисленные жизнеописания расходятся огромными тиражами, а появление в любом общественном месте заставляет людей терять дар речи и внимать каждому его слову. Самое интересное во всем этом то, что такого отношения Гретцки действительно заслуживает. Знаменитый хоккеист родился 26 января 1961 г. в городке Брентфорд самой хоккейной канадской провинции Онтарио. Дед Уэйна эмигрировал когда-то в Канаду из польско-белорусских земель. На новом месте сменил фамилию с Гретский на Гретцки и пустил обширные и крепкие корни. Родители Уэйна к спорту не имели отношения, но не стать хоккеистом он просто не мог. Отец мечтал видеть сына успешным, высокооплачиваемым спортсменом, а поскольку в 1960-х гг. Канада переживала хоккейный бум, то с определением вида спорта вопросов не возникло. Когда мальчику исполнилось три года, Уолтер Гретцки соорудил на заднем дворе своего дома маленький каток и поставил Уэйна на коньки. Позже он вспоминал, что сразу почувствовал: игра пришлась сыну по вкусу. «Я получал от хоккея огромное, ни с чем не сравнимое удовольствие, — пишет Уэйн в "Автобиографии". — И главное, с годами игра все больше и больше мне нравилась. В 30 лет я даже получал больший кайф, чем в 15. Возможно, эта страсть и помогла мне стать тем, кем я в итоге стал». Первые успехи пришли быстро. В шестилетнем возрасте Великий играл за местную команду 10-летних ребят и даже числился в ее главных действующих лицах. В десять лет он регулярно забивал по семь-восемь шайб за игру. О талантливом мальчишке писали многие канадские газеты, предрекая ему славное будущее. Когда в 1972 г. юный Гретцки забросил в 85 матчах сезона за юношескую команду Брентфорда 378 шайб, никто даже не удивился. Уэйну просто предложили переехать поближе к столице и подписать первый профессиональный контракт. Через несколько лет клуб WHA (Всемирной хоккейной ассоциации) «Индиано-полис Рэйсерс» заключил с 17-летним Гретцки договор на солидную по тем временам сумму — 100 тыс. долларов. Но едва он успел влиться в новую команду, как снова пришлось собирать чемоданы. Руководство клуба решило продать его в «Эдмонтон Ойлерс». Причем Гретцки не обменяли на другого игрока, как это было принято, а просто продали за наличные. Сумма трансфера не сообщалась, но, видимо, была гораздо большей, чем сумма контракта. Переход в «Эдмонтон» стал для хоккеиста судьбоносным. В следующем сезоне его клуб уже играл в НХЛ, а у Гретцки появился шанс заявить о себе на весь мир. Тем временем многие специалисты сомневались: сможет ли этот невысокий светловолосый щуплый парнишка противостоять форвардам с такими характерными прозвищами, как Кувалда Шульц или Тигр Уильяме. Ведь тогда в моду входили кулачные бои на льду, а саму Лигу называли «лигой потасовок». Но сила Уэйна состояла вовсе не в мощных бицепсах, а в комбинации движений, позволяющих ему избегать столкновений и драк, сохраняя при этом контроль над игрой и забивая. «Это фантастика! У него нет ни скорости, ни физической мощи, а он сильнейший!» — кричали газетчики. Мало кто знал о воспитанном отцом еще в маленьком Гретцки чувстве шайбы. «Кати туда, где шайба должна оказаться, а не туда, где она была», — говорил мудрый Уолтер. Таким образом, избегая лишних движений, талантливый хоккеист забивал регулярно, в каждой игре, что позволяло его партнерам по команде восхищенно говорить: «Похоже, что у него перед глазами где-то было укреплено зеркальце заднего вида». А его соперники перед игрой разыгрывали между собой печальный жребий — кому сегодня «держать» Гретцки, и бесконечно сожалели после нее: удержать Уэйна — все равно что удержать Гарри Гуддини. И конечно же, все признавали: он обладал удивительным даром «погружаться» в игру и чувствовать ее так, как редко кому удавалось. Гретцки обладал интуицией и расчетом шахматиста, а его видение происходящего на льду признается многими как непревзойденное, если не мистичное.

Читать дальше