Спонсоры:
Спонсоры:

Гайдн Франц Йозеф

Такое решение предопределило судьбу молодого Гайдна. Когда ему минуло восемнадцать лет и голос стал ломаться, Рейтер придрался к одной из довольно безобидных проказ Йозефа и выгнал его из капеллы. После чего, по воспоминаниям композитора, ему пришлось целых восемь лет влачить жалкое существование: «Я сочинял преимущественно по ночам, не зная, имею ли я какой-либо дар к композиции или нет, и записывал свою музыку усердно, но не совсем правильно. Так продолжалось до тех пор, пока мне не выпало счастье изучать подлинные основы искусства у господина Порпоры, который жил тогда в Вене». Занятия с итальянским композитором и капельмейстером Никколо Антонио Порпорой помогли немного улучшить материальное положение начинающего музыканта, да и его игра стала вызывать к себе все больший интерес у музицирующих аристократов. В 1757 г. Гайдн принял приглашение австрийского аристократа графа Фюрнберга провести лето в его поместье Вейнцирль, которое соседствовало с большим бенедиктинским монастырем в Мельке на Дунае. Собственно, в Вейнцирле и родился жанр струнного квартета (первые 12 квартетов, написанные Гайдном летом 1757 г., составили опусы 1 и 2). Спустя два года Гайдн стал капельмейстером графа Фердинанда Максимилиана Морцина в его замке Лукавец в Чехии. Для капеллы Морцина композитор написал свою Первую симфонию (ре мажор) и несколько дивертисментов для духовых инструментов, а немного позже еще четыре симфонии. Со временем пребывания Гайдна на службе у графа Морцина совпала и его женитьба. Гайдн влюбился в Терезу, младшую дочь своего приятеля, венского парикмахера Иоганна Петера Келлера и всерьез собирался соединиться с ней узами брака. Однако девушка по причинам, оставшимся неизвестными, ушла в монастырь, и отец, после того как младшая дочь покинула родительский дом, не нашел ничего лучшего, как предложить Гайдну жениться на старшей дочери, которая была старше его на четыре года. Что побудило Гайдна ответить согласием — неизвестно. Здесь можно предположить и потрясение из-за поступка Терезы, и наивность, и деликатность, а возможно, и желание как-то устроить свою личную жизнь. Как бы там ни было, но 26 ноября 1760 г. состоялась свадьба Гайдна и Марии Анны Аллоии Келлер. Мария Анна оказалась пустой, сварливой и жадной женщиной, к тому же была расточительной и склонной к ханжеству. Так опрометчивая женитьба послужила источником мучений семейной жизни композитора, продлившихся почти до конца его существования. Женившись на Анне Келлер, Гайдн нарушил условия службы у графа Морцина (тот принимал в свою капеллу только холостых музыкантов). Впрочем, ему не пришлось долго скрывать перемену в личной жизни. Финансовые проблемы заставили графа Морцина отказаться от музыкальных удовольствий и распустить капеллу. Над Гайдном нависла угроза снова остаться без постоянного заработка. Но тут ему повезло — в 1761 г. он получил предложение от нового, более могучего покровителя искусств — богатейшего и крайне влиятельного венгерского магната — князя Павла Антона Эстерхази. Он предложил музыканту стать заместителем своего стареющего капельмейстера Грегора Йозефа Вернера и заключил с ним контракт на три года. По контракту Гайдн обязан был исполнять свои обязанности в городке Эйзенштадт, который был резиденцией княжеского рода Эстерхази. Над Эйзенштадтом, насчитывающим тогда едва пятьсот домов, возвышался роскошный дворец Эстерхази, увенчанный башнями. Здесь Гайдн провел целых шесть лет (с 1761 по 1766 г.), уезжая в зимние месяцы вместе со штатом служащих князя Павла Антона в его венский дворец. Надо сказать, что служба у князей Эстерхази, которая в различных формах продолжалась до самой смерти композитора, имела и свои преимущества, и свои отрицательные стороны. Конечно же, Гайдну было в тягость чувствовать себя постоянно зависимым от княжеской воли и деспотизма, подчиняться требованиям придворного искусства и отдавать дань развлекательной итальянской опере. Но, с другой стороны, у композитора появилась возможность заниматься собственным творчеством, тем более что князья Эстерхази, несмотря на свойственный им в той или иной мере деспотизм, были просвещенными меценатами, умевшими ценить дарование Гайдна. Если говорить о жизненном облике Гайдна, то в целом он был полон удивительной душевной стойкости и морального здоровья. Его девизом была разумная сдержанность во всех жизненных проявлениях и пристрастиях. Ведя строго-размеренный образ существования, избегая всяких излишеств, Гайдн редко болел — вплоть до глубокой старости, когда огромный творческий труд все же подточил его силы. Зная цену композиторского труда, Гайдн вместе с тем отличался исключительной скромностью, которую можно объяснить его глубокой религиозностью. Она сказалась и в оформлении его сочинений. На своих нотных рукописях композитор обычно ставил славящие Бога надписи: «Во имя Господа» — в начале и «Хвала Богу» — в конце. Он имел обыкновение молиться стоя на коленях, чтобы Бог ниспослал ему вдохновение, и если вдохновение приходило — Гайдн молился вновь. Уже в первой половине 1760-х гг. музыка Гайдна перешагнула границы Австрии. В 1764 г. парижские издатели опубликовали некоторые его сочинения, а годом позднее имя Гайдна появилось в английских газетах. В 1766 г. об австрийском композиторе впервые упомянула немецкая «Музыкальная газета». Осенью того же года в «Венском дневнике» была напечатана статья, где ему посвящены такие строки: «Господин Гайдн — любимец нашей нации, его мягкий характер запечатлен в каждой из его пьес. Его творчеству присущи красота, порядок, чистота, тонкая и благородная простота...» К этому времени Гайдн переехал в новое имение Эс-терхази — на месте фамильного охотничьего дома, теперь уже князь Николай возвел роскошный дворец, который называли «венгерским Версалем». Помимо дворца и роскошного парка с беседками, статуями, фонтанами и павильонами, там имелся «Дом музыки» — настоящий оперный театр на 500 мест и театр марионеток (для него Гайдн сочинял оперы). Во время пребывания князя в имении театральные представления давались обычно ежедневно (оперные — два раза в неделю). Деятельность Гайдна в Эстерхази как оперного постановщика и дирижера была поистине титанической. За время своей работы в качестве руководителя оперной труппы Гайдн поставил около девяноста итальянских опер. В 1766 г. он сочинил небольшую и очень итальянскую по духу сценическую интермедию «Певунья», за которой последовал целый ряд его итальянских опер «Аптекарь (1768 г.), «Рыбачки» (1769 г.), «Обманутая неверность» (1773 г.), «Неожиданная встреча» (1775 г.) и др. Последняя из опер Гайдна — «Душа философа», написана в 1791 г.

Читать дальше