Спонсоры:
Спонсоры:

Гайдн Франц Йозеф

Помимо оперных представлений, в Эстерхази процветала инструментальная музыка. Наряду с симфониями и струнными квартетами к этому времени стала складываться другая важная отрасль творчества Гайдна — клавирные сонаты, в области которых он достиг подлинного совершенства. Такая напряженная работа очень утомляла, недаром одна из рукописей Гайдна имеет словно бы извинительную юмористическую отметку: «Сочинено во сне». К 1781 г. относится начало личного знакомства Гайдна с Моцартом, которое привело к прочной и сердечной дружбе. Моцарт называл Гайдна «папой» и пользовался каждым случаем, чтобы выразить свое огромное уважение к нему, подчеркивая, что он считает себя его учеником. Со своей стороны, Гайдн с глубоким, почти детским восторгом относился к гению Моцарта, считая его величайшим из композиторов современности. В сентябре 1790 г. в Вене скончался Николай Эстерхази Великолепный, завещавший Гайдну пожизненную ежегодную пенсию в размере 1000 форинтов. Вошедший во владение князь Антон не имел особой склонности к музыке. Он распустил капеллу, сохранив для себя лишь полковых музыкантов. Из числа членов капеллы на службе были оставлены только двое — Гайдн и Луиджи Томазини. Но поскольку делать теперь в Эстерхази было нечего, Гайдн почувствовал себя реально, а не только в мечтах, свободным. Он переехал в Вену, где вскоре Иоганн Петер Заломон, выдающийся скрипач, концертмейстер и концертный предприниматель сделал заманчивое предложение — заключить с Гайдном контракт на ряд композиций и концертов в английской столице. Композитор согласился и в декабре 1790 г. отправился в Лондон, где встретил радушный прием. На придворном балу его назвали «великим властителем мелодического искусства», а летом следующего года в Оксфорде он был торжественно возведен в сан доктора музыки. В конце 1791 г. состоялось знакомство Гайдна с Ребеккой Шрётер, вдовой известного пианиста Самуэля Шрётера. Ребекка очень ценила музыку Гайдна, более того, она страстно полюбила его. Но время, обстоятельства и расстояние разлучили их. Спустя пятнадцать лет композитор говорил Листу: «Одна английская вдова в Лондоне меня очень любила... а я, будь тогда холостяком, очень легко бы женился». В июле 1792 г. Гайдн вернулся в Вену, а в ноябре того же года к нему приехал Бетховен, чтобы брать уроки музыки. Известно, что эти уроки продолжались недолго и что ученик и учитель не очень поладили друг с другом. Но несмотря на неудачу занятий и их кратковременность, а кроме того, на большую разницу в годах и художественных воззрениях, они сохранили уважение друг к другу. Позднее, в посвящении Бетховеном Гайдну трех первых фортепианных сонат, опубликованных в 1796 г., можно было увидеть нечто гораздо более глубокое, чем простая любезность. В январе 1794 г. композитор снова выехал в Англию, где по-прежнему напряженно работал и завершил в 1794— 1795 гг. серию из шести новых симфоний. Его и до того громкая слава еще больше возросла. На этот раз английский двор обратил особое внимание на Гайдна. В августе 1974 г. композитор покинул Лондон. Гайдн возвращался на родину, не только увенчанный славой, но и с большим творческим багажом. Количество сочиненного им поразительно. Сводный список включает около двухсот восьмидесяти произведений, написанных на почти семистах семидесяти страницах: симфонии, квартеты, оперу «Душа философа», сонаты, дивертисменты, танцы, песни. Примерно 1796 г. можно датировать начало заключительной фазы жизни и творчества( Гайдна. Князь Николай Эстерхази (второй) оказался большим любителем музыки, чем его брат Антон, скончавшийся в 1794 г. В связи с этим композитор возобновил свою служебную деятельность, но теперь он только периодически наезжал в Эй-зенштадт из Вены и сочинял для Эстерхази преимущественно мессы. Некоторые зарубежные исследователи придают особое значение поздним мессам Гайдна. Так, Р. Лендон полагал, что в мессах Гайдн «достигал таких духовных высот, до которых не доходит даже тончайшая из его симфоний». В 1797 г. Гайдн создал знаменитую «Песню кайзеру», воспевающую императора Франца и принятую в качестве австрийского национального гимна, которая впервые была исполнена в феврале 1797 г. в старом городском театре Вены и вскоре получила широчайшую известность. Любопытным свидетельством популярности ее может служить посуда с текстом и нотами гимна, изготовленная в Австрии. В конце 1790-х гг. были написаны знаменитые оратории «Сотворение мира» и «Времена года», которые имели при жизни композитора огромный успех. Последние годы жизни Гайдна протекали под знаком всеобщего внимания и всемирной славы. Из разных стран мира композитору присылали восторженные адреса, извещали о почетных членствах или медалях, выбитых в его честь. В 1798 г. Гайдн стал членом шведской королевской Музыкальной академии, а в 1804 г. — почетным гражданином Вены. Через четыре года он получил медаль, выбитую в его честь петербургским Филармоническим обществом, которое выбрало его своим почетным членом. Гайдна часто приглашали в разные места Европы, он даже собирался съездить в Париж, но сил уже не хватало. В 1806 г. муза композитора умолкла навсегда. Он мирно доживал свой век в венском домике, принимая гостей, беседуя с посетителями, вспоминая о былом, умиляясь и иронизируя, играя ежедневно на клавире свой гимн императору Францу. Память Гайдна слабела, но тем не менее он сохранял живость и ясность духа. 27 марта в актовом зале Венского университета было торжественно отпраздновано 76-летие Гайдна. Исполнялась его оратория «Сотворение мира». Громкими аплодисментами и тушем оркестра встретили появление в зале прославленного композитора. А когда ему стало зябко, знатные дамы поспешили укутать его своими шалями. Это было последнее его появление на публике. 31 мая 1809 г. Йозеф Гайдн скончался. Телу композитора не привелось почивать в мире. Когда в 1820 г. гроб с останками был вскрыт (поскольку князь Эстерхази собрался перевезти их в Эйзенштадт), оказалось, что черепа нет, остался только парик. В дальнейшем выяснилось, что некие К. Розенбаум и И. Петер, увлеченные учением Ф. Галля о черепах людей, решили похитить череп Гайдна. Они тайно отрезали голову от трупа и хранили ее как редкую драгоценность. Несмотря на поиски полиции, череп композитора не был возвращен Эстерхази и лишь много позднее попал в венское Общество друзей музыки, где сохранялся долгие годы в качестве реликвии. 5 июня 1954 г. череп Гайдна был воссоединен с его останками в городской церкви Эйзенштадта. На могильном памятнике высечены слова оды Горация «Памятник»: «Не весь умру».