Спонсоры:
Спонсоры:

Делон Ален

Свою ненужность мальчик ощущал уже с четырех лет, с той поры, как его родители разошлись. Об отце, Фабь-ене Делоне, бывшем владельце кинотеатра «Регина» в парижском пригороде Бурларене, он вспоминал мало, характеризуя его как авантюриста, вечно пребывавшего в поисках работы. О матери же, Эдит Арнольд, мечтавшей о карьере киноактрисы, но работавшей скромным фармацевтом, он сохранил более теплые воспоминания, считая, что именно ей обязан любовью к кино. Когда мать вторично вышла замуж за мясника, семья переселилась в дом напротив тюрьмы «Френ». Поэтому из детских впечатлений Алена отчетливее всего сохранились в памяти вид из окна на тюремные решетки и мясная лавка, в которой он по требованию отчима ежедневно . часами резал колбасу. Радости такое занятие, конечно, не вызывало, и он всячески отлынивал от него, как и от уроков. В детстве Ален, как и все мальчики, увлекался ездой на мотоцикле, игрой в футбол, любил смотреть фильмы. В 14 лет вместе с другом он попытался сбежать из дому и уехать в Америку, но был пойман и исключен из школы. В результате, как пишет актер, «я вынужден был начать учиться на мясника и мечтал только об одном: побыстрее сбежать из этого дома-тюрьмы!» Вырваться из «колбасного плена» помогла армия, куда он пошел в 17 лет: «Когда я заявил, что хочу отправиться на войну в Индокитай, потребовалось разрешение родителей, и они тут же согласились. А мне-то только и хотелось, что вырваться из родительского дома. В 17 лет ты еще недоумок, и долг семьи — уберечь тебя. Но в моем случае такого не произошло. Слава богу, мне повезло: вернулся живым и здоровым...» Солдат Делон попадает во Вьетнам, а там — самоволка, лишняя доза рисовой водки в забегаловке, украденный джип, отчисление со службы. По дороге домой он купил из-под полы в Танжере револьвер, и за попытку провезти оружие без разрешения был заключен на полтора месяца в военную тюрьму. Отбыв заключение, домой он возвращаться не стал, а уехал в Марсель. С этим городом, в котором юный Делон провел несколько лет, связан самый таинственный период его жизни. Французский журналист Бернар Виоле в своей книге, названной весьма символично «Тайны Делона», в частности, утверждает о контактах актера в этот период с мафиозными кругами, об увлечении им наркотиками и интимных отношениях с гомосексуалистами. Сам же Делон, ознакомившись с книгой, заявил, что автор «просто-напросто оговаривает не только меня, но и людей, которых уже нет с нами, но которые по-прежнему очень и очень мне дороги. Чтобы защитить их от клеветы, несправедливого отношения, я остановил процесс подготовки этой биографии. Подчеркну, трактовка моей жизни была очень вольной и имела мало общего с действительностью». Однако, несмотря на усилия Делона, упомянутая книга все-таки увидит свет. Но прольет ли она «свет» на истинное положение дел или станет очередной скандальной сенсацией, пока неясно. Поэтому, вернувшись к марсельскому периоду жизни актера, стоит ограничиться лишь доподлинно известными фактами. В Марселе Делон вначале работал официантом в кафе для геев. Здесь он познакомился с бисексуалом Жаном Клодом Бриали, которого потрясла редкая красота юноши. В дальнейшем яркая внешность и удивительная пластичность привлекли к нему внимание и других известных представителей сексуальных меньшинств: кинорежиссера Лукино Висконти и продюсера Дона Бея. Благодаря их участию 22-летний Делон, не имеющий актерского образования, начинает сниматься в кино. Первой пробой на экране стали маленькие роли в картине Ива Аллегре «Когда вмешивается женщина» и его брата Марка Аллегре «Будь красивой и молчи» (обе в 1957 г.). Они убедительно доказали наличие у молодого актера исключительной фотогеничности и природного артистизма, так точно угаданного в нем Висконти. Однако его успешный дебют многие, в отличие от гениального режиссера, связывали прежде всего с прекрасными внешними данными. Сам Делон стремился к самоутверждению в актерской профессии, настойчиво овладевая мастерством. Будучи человеком гордым и честолюбивым, он проявлял завидную настойчивость и силу воли. «Оказавшись перед камерой, — вспоминал впоследствии Делон, — я сразу почувствовал — это мое. И я должен добиться успеха. Еще со времен войны в Индокитае я знал, что нужно быть первым в любом деле, чем бы ни занимался. Продавец газет? Значит, лучший продавец. Чистильщик обуви? Лучший чистильщик. Если актер — только звезда... И я всю жизнь доказывал окружающим и себе, что не только красив, но и умен. Доказывал, работая на съемочной площадке до седьмого пота». Эта настойчивость и старательность актера, рабочая дисциплина на съемочной площадке, творческая восприимчивость были замечены режиссерами. Делон тщательно обдумывал создаваемые образы, стараясь придать им художественную достоверность. Поэтому не удивительно, что буквально через два года он превратился в восходящую звезду. Этому превращению во многом способствовало его участие в фильме «Кристина» (1958 г.), где он впервые встретился с молодой, но уже получившей мировую известность западногерманской киноактрисой Роми Шнайдер. Эта встреча стала для него историей сумасшедшей страсти, для нее — любовью ценою в жизнь. Поначалу отношения между ними были скорее враждебно-отталкивающими. Делон даже жаловался продюсеру на то, что ему придется целых шесть недель сниматься с этой «пресной венской булкой», «надутой немецкой гусыней». И хотя их профессией было играть любовь, к концу съемок эта молодая и «самая красивая пара в мире» перепутала съемочную площадку с жизнью. Роми стала невестой Делона, невестой, которой так и не суждено было стать его женой. Несмотря на свою страсть к ней, он не смог ни смириться с ее бюргерской благовоспитанностью, ни отказаться от своей свободы, которая в те годы была для него превыше всего. Вот как говорил об этом Делон позднее: «Роми — дитя того общества, которое я ненавижу больше всего на свете. Правда, ее вины в этом нет. Но за шесть лет я так и не смог искоренить в ней того, что внушалось ей все двадцать лет ее прежней жизни. Я жил с двумя Роми. Одну из них я безумно любил. Вторую так же безумно ненавидел... Гениальная актриса, она выросла в кинопавильонах и путала настоящую жизнь с вымышленной. На киностудиях и в кинозалах пред нею преклонялись, дома же ее ждали незаполненные налоговые ведомости и очередная ссора с кухаркой из-за остывшего ужина. Трагедия обыденной жизни оказалась куда более жестокой, чем кинороманы...» В отличие от Делона, Роми Шнайдер будет считать их отношения трагедией любви, а разрыв — своей незатихаю-щей болью. Они встретятся еще раз — на съемках фильма «Бассейн», через пять лет после их разлуки и женитьбы Делона на Натали Бартелеми. Эта встреча вызовет новую вспышку страсти у него и станет роковой для Роми Шнайдер.

Читать дальше