Спонсоры:
Спонсоры:

Дефо Даниель

Но священником Даниелю стать не довелось. В 1684 г. он женился на дочери зажиточного бондаря Мэри Таффли, которая в приданое принесла 3700 фунтов стерлингов. Став сравнительно состоятельным человеком, Дефо начал торговать всевозможным товаром. Ему довелось продавать решительно все: от вина и табака до общественных убеждений. Коммерция продолжала привлекать Даниеля до самой его смерти, и в то же время позволила увидеть английскую жизнь и обычаи со всех точек зрения. Однако интересы этого неординарного человека были слишком разносторонними, чтобы он ограничился лишь торговлей. В 1685 г. Дефо принял участие в восстании герцога Монмута против Якова II, но когда мятеж был подавлен, его помиловали. С началом в 1688 г. «славной», или «бескровной», революции, возведшей на английский престол правителя Голландии Вильгельма Оранского, Даниель выступил ярым сторонником новой династии. Он защищал ее от нападок приверженцев Стюартов, считавших, что иностранец не вправе быть королем Англии. В 1701 г. Дефо пишет памфлет в стихах «Чистокровный англичанин», в котором издевается над самим этим понятием. Он напоминает, что английская нация исторически сложилась в результате смешения многих племен (норманнов, англосаксов, датчан), и, следовательно, «чистокровность» его соотечественников — лишь фикция. Даниель высмеивает дворянские генеалогии, призывая своих сограждан презирать титулы, внешнюю мишуру и ценить только личные заслуги. Этим Дефо привлек к себе благосклонное внимание короля. Он был приближен ко двору и даже сумел прибавить к своей настоящей фамилии Фо аристократическую частицу «де». С тех пор Даниель называл себя Де Фо и утверждал, что именно так звали его предков, эмигрировавших из Фландрии в конце XVI в. Однако вскоре после смерти Вильгельма III политический курс в стране изменился. Дворянство стало ревностнее защищать свои права, не допуская открытых издевок над титулами, а официальная церковь начала гонения на представителей оппозиционного ей религиозного направления — диссидентов. И вновь Дефо — в центре событий. Он выступил с памфлетом «Кратчайший способ расправы с диссидентами» (1702 г.), в котором не сразу распознали карикатуру на реакционных священников. Эта брошюра привела в замешательство и друзей и врагов Дефо. Писатель притворился праведным церковником, нападал на диссидентов с преувеличенной яростью: «надо распять всех» во имя торжества господствующей церкви. Вначале ее столпы приветствовали новоиспеченного союзника, диссиденты растерялись, но вскоре все поняли истинную цель автора. Дефо был арестован и целых три дня — с 29 по 31 июля 1703 г. простоял в колодках на площади у позорного столба. Однако такого триумфа писатель еще не знал: его забросали цветами, в честь него пели песни. Из уст в уста передавались его памфлеты, в том числе новый, написанный в тюрьме «Гимн позорному столбу» — страстная защита свободы слова и печати. Из Ньюгейтской тюрьмы Дефо был освобожден благодаря вмешательству Роберта Гарлея, спикера палаты общин, министра и позднее премьер-министра, который использовал Дефо в качестве тайного агента для сбора сведений на территории Англии и Шотландии — как своего рода внутреннего шпиона. К этому моменту своей жизни Даниель оказался почти на грани разорения. От коммерческого провала, случившегося из-за того, что Дефо имел неосторожность подписаться под флотскими страховыми обязательствами на период войны с Францией, он так и не сумел оправиться. Банкротство поглотило 17 тысяч фунтов стерлингов, что составляло все его сбережения и приданое жены. Даниелю Дефо грозила нищета, а возможно, и долговая тюрьма. Пытаясь избежать этого, он начал двойную жизнь тайного осведомителя, хотя непосвященные считали его всего лишь «независимым» журналистом. Дефо был нанят на службу, в его обязанности входило продвижение в печать взглядов правительства, независимо от того, каковы будут состав кабинета и его политическая линия. В 1704 г., работая на правительство, Дефо редактировал и писал статьи для своего знаменитого периодического издания «Ри-вью», которое просуществовало до 1713 г. и стало самой знаменитой газетой страны. Как публицист Дефо работал не покладая рук, поддерживая связь с различными периодическими изданиями, освещая текущие события в стране и за рубежом. Из всех политических сочинений Даниеля его комментарии в «Ривью» известны лучше всего. Газета субсидировалась правительством, важную роль в котором играл лорд Гарлей. Формально он и Дефо принадлежали к разным лагерям. Лорд был «человеком Анны», то есть тори, консерватором, Дефо же склонялся к вигам, либералам, представлявшим интересы буржуазии. Даниель сохранял в своей газете относительную свободу. Он преподносил читателям то, что хотел лорд Гарлей, но так, как считал нужным он сам. Иногда казалось, что его высказывания не совпадают с интересами правительства, но это только на первый взгляд. В разведке существуют так называемые «активные мероприятия» — акции по навязыванию противнику и общественному мнению своих взглядов, распространение фальшивой или направленной информации и т. д. Одним из мастеров этого вида разведки и был Даниель Дефо. Ему удалось стать одним из наиболее высокооплачиваемых секретных агентов своего времени. С 1706 по 1714 г. Дефо совершил семнадцать разведывательных поездок, что само по себе по тем временам, учитывая средства транспорта, состояние дорог и опасности, подстерегавшие путника, было немало. Он еще не написал обессмертивший его имя роман «Робинзон Крузо», зато опубликовал обратившее на себя внимание общественности объемистое руководство, как обрести политическую власть и руководить полицейским государством. «Шпионаж и сбор информации, — утверждал Дефо, — это душа государственных дел». Отдельно он останавливался на функциях контрразведки: «Именно потому, что секретная служба столь ценна для нас, нужно постоянно и бдительно следить, чтобы ни один вражеский шпион не смог проникнуть в нашу агентурную сеть». Даниель говорит о необходимости иметь широкую сеть тайных агентов, которая бы охватывала всю страну и постоянно поставляла правительству достоверную информацию обо всем, что происходит в самых дальних уголках государства. Обращает на себя внимание тот факт, что в своих публикациях Дефо никогда ни словом не упоминал о собственной шпионской деятельности. Можно найти лишь намеки на некую «особую услугу; когда я поставил свою жизнь на карту». Очевидно, речь идет о задании, которое он выполнял в Шотландии, когда требовалось выяснить отношение местного населения к идее объединения английского и шотландского парламентов. Если бы шотландцы заподозрили в нем английского шпиона, это, скорее всего, стоило бы ему жизни. Однако у Дефо всегда имелась добротная легенда: будучи писателем, он делал вид, что собирает материалы для новой книги.

Читать дальше