Спонсоры:
Спонсоры:

Дефо Даниель

В 1719 г., не прекращая активной журналистской работы, Даниель пробует себя на поприще автора художественной прозы. Начав с «Робинзона Крузо», он написал несколько художественных биографий, мемуаров и автобиографий, в том числе два продолжения книги о приключениях Крузо, морской приключенческий роман «Капитан Сингльтон» (1720 г.), плутовской роман «Молль Флендерс» (1722 г.), документальный «Дневник чумного года» (1722 г.), романы «История полковник Жака» (1722 г.) и «Счастливая куртизанка, или Роксана» (1724 г.). Свою поразительную писательскую карьеру Дефо завершил созданием двух справочников — путеводителя «Путешествие по всему острову Великобритания» (1726 г.) и «Полного руководства для английского торговца» (1727 г.), рассказывающего начинающим купцам и лавочникам о том, как преуспеть в своем деле. Своей славой писателя Даниель обязан прежде всего «Робинзону Крузо». В этом романе он мастерски демонстрирует искусство рассказчика, но привлекает читателя не способностью создавать замысловатый сюжет, а умением увлекательно описывать самые заурядные подробности жизни. Среду и условия существования героев Дефо изображал очень подробно, с большой наблюдательностью, стараясь создать впечатление, что все описанное в романе — достоверный рассказ действительно существовавшего лица. «Выдумывать достовернее правды» — таков был принцип Дефо-писателя. «Он мог, — пишет биограф о Даниеле, — дать достоверный отчет о событиях, а если событий никаких не было, он мог столь же достоверно их выдумать». Автор «Робинзона» был мастером правдоподобной выдумки. Он умел соблюдать то, что уже в позднейшие времена стали называть «логикой действия» — убедительность поведения героев в вымышленных обстоятельствах. В отличие от других прозаиков Англии XVIII в., он не придавал особого значения стилю, сознательно приближая язык книги к живому разговорному языку своего времени. Писатель однажды сказал: «Если бы меня спросили, что я считаю совершенным стилем и языком, то я бы ответил... тот, который был бы понят всеми». Может быть, поэтому писатели-классицисты А. Поп, Дж. Аддисон и другие видели в Дефо не собрата по перу, а «невежу» и «бесстыдного авантюриста». Но как бы ни порицали писателя коллеги, его творчество вдохновлялось прежде всего богатым жизненным опытом и было обращено не к тонкому вкусу знатоков, а к здравому смыслу обычного человека. В своих романах Дефо писал о том, что привлекало среднего англичанина — например, о полукупцах-полупиратах, открывавших неведомые земли, о том, как легко за морем нажить несметные богатства, о необычайных человеческих судьбах... Однако за занимательной формой крылось серьезное философское и социальное содержание, возможно, даже более глубокое, чем подозревал о том сам Дефо. В особенности сказанное относится к «Робинзону Крузо». Это невероятно успешное сочинение, написанное всего за два зимних месяца, стало прообразом новейшего европейского романа. В нем сочетаются сразу несколько будущих прозаических жанров: автобиографический роман, роман воспитания, а также путешествие, политический трактат. К созданию «Робинзона» Дефо побудили разные обстоятельства: желание обобщить свой жизненный опыт, подлинная история шотландца Александра Селкирка, который четыре года провел на необитаемом острове в Тихом океане, чтение религиозной литературы. Главный герой, так же, как и автор, — это одновременно трезвый практик, буржуа и смиренный благочестивый пуританин. Для нас же Робинзон прежде всего замечательный творец, труженик. Мы восхищаемся им, поэтическими кажутся даже те эпизоды, где Робинзон обжигает глиняные горшки, изобретает пугала, приручает козлят, жарит первый кусок мяса. До Дефо никому и в голову не приходило искать увлекательность в описаниях трудовых процессов. И ведь странное дело: бесконечные подсчеты выручки, длиннейшие инвентарные списки вещей, вывезенных с разбитого корабля, описания сельскохозяйственных и строительных работ нисколько не режут глаз на фоне богословских размышлений Робинзона, а его потрясающее умение либо соединять, либо разъединять постулаты Священного Писания с жизнью (в зависимости от того, отвечают они здравому смыслу или противоречат ему) — восхищает. «Прорабско-бухгалтерский реализм» Дефо остался неподражаемым, после него все попытки подобного рода (вспомним советские производственные романы) произведения были по меньшей мере неудачными — как и многочисленные подражания «Робинзону». Многое в судьбе его произведения могло бы удивить Дефо. Например то, что оно стало книгой для детей. «Детской» репутацией «Робинзон» обязан прежде всего знаменитому Жан-Жаку Руссо. В своем философском романе «Эмиль» он назвал книгу Дефо «удачнейшим трактатом о естественном воспитании» и рекомендовал ее мальчикам для первого чтения. Он разглядел в «Робинзоне» педагогические достоинства, и с его легкой руки роман Даниеля Дефо открыл еще один жанр: именно с него началась детская литература Англии. После «Робинзона Крузо» Дефо создавал роман за романом. Он стал профессионалом, то есть превратил писание романов в ремесло. И на его примере сразу же обнаружили себя выгодные и проигрышные особенности этого литературного ремесла. Хотя другие две части знаменитого романа — «Дальнейшие приключения Робинзона Крузо» (1719 г.) и «Серьезные размышления Робинзона Крузо» (1720 г.) — менее значительны, наряду с другими произведениями они принесли Дефо заслуженную славу и затмили сочинения презиравших его английских классицистов. «Ничего, равного первой части "Робинзона", у него, конечно, нет, но кое-что хорошее есть во всем им написанном», — сказал современник о Дефо и не ошибся. Особенно плодотворным для писателя был 1722 год. Он написал тогда одну за другой три книги, каждая из которых положила начало особой традиции. По историческим материалам, по свидетельствам очевидцев, отчасти и по своим собственным воспоминаниям, хотя бы очень смутным, детским, Дефо составил «Дневник чумного года». Это произведение явилось первым историческим романом. Вальтер Скотт, «отец исторического романа» (Дефо в таком случае «праотец»), восхищался этой книгой. А мы знаем ее косвенно через пушкинский «Пир во время чумы». Свой простой и вместе с тем напряженный и местами жуткий рассказ Дефо подписал всего двумя буквами — Г. Ф., в честь дяди Генри Фо, шорника, который сам пережил чуму и рассказал о ней во всех подробностях племяннику. В том же замечательном для него году Дефо выпустил «Молль Флендерс» и, наконец, «Историю полковника Жака». Благодаря этим двум книгам он был признан родоначальником социального и психологического романа. В «Истории...» Дефо впервые обнаружил свое авторство. На титульном листе он указал: «Написано автором "Робинзона Крузо"», справедливо полагая, что такая надпись несомненно привлечет читателей. Последние годы жизни Даниель Дефо провел если не в бедности, то в полном одиночестве. Собственные дети, которых у него было восемь, давно разлетелись из родительского гнезда. Сыновья торговали в Сити, дочери давно вышли замуж. И только дети его воображения — герои книг — не бросили старика Дефо, когда судьба нанесла ему роковой удар. Больного и немощного, она снова заставила его бежать и скрываться. Желая избежать конфискации имущества за долги, Дефо был вынужден покинуть свой дом, оставив все детям. И как когда-то, в былые времена, он укрылся в так хорошо ему знакомых трущобах Лондона. Писатель умер 24 апреля 1731 г. на семьдесят втором году жизни. Добросердечная мисс Брокс — хозяйка дома, где Дефо прятался, похоронила его на свои собственные деньги. Газеты посвятили ему коротенькие некрологи, большей частью издевательского характера, в самом лестном из которых его назвали «одним из величайших граждан республики Грабстрит», то есть лондонской улицы, где ютились тогдашние рифмоплеты и борзописцы. На могилу Дефо положили белую надгробную плиту. С годами она заросла, и казалось, что и память о Даниеле Дефо — вольном гражданине города Лондона — покрылась травой забвения. Прошло более ста лет. И время, суда которого так опасался писатель, отступило перед великими его творениями. Когда в 1870 г. один из журналов обратился к «мальчикам и девочкам Англии» с просьбой прислать деньги на сооружение гранитного памятника на могиле Дефо (старую плиту расколола молния), тысячи почитателей, в том числе и взрослых, откликнулись на этот призыв. В присутствии потомков замечательного писателя состоялось открытие гранитного монумента, на котором было высечено: «В память автора "Робинзона Крузо"».