Спонсоры:
Спонсоры:

Ганнибал (Аннибал) Барка

По словам Тита Ливия, Ганнибал «насколько... был смел, бросаясь в опасность, настолько же бывал осмотрителен в самой опасности. Не было такого труда, от которого бы он уставал телом или падал духом. И зной, и мороз он переносил с равным терпением; ел и пил ровно столько, сколько требовала природа, а не ради удовольствия; ...покою уделял Лишь те часы, которые... оставались свободными от трудов. Одеждой он ничуть не отличался от ровесников; только по вооружению да по коню его можно было узнать. Как в коннице, так и в пехоте он далеко оставлял за собою прочих; первым устремлялся в бой, последним оставлял поле сражения». Ганнибал обладал даром властвовать над людьми. И в этом он был достойным преемником отца. Используя все свои козыри, молодой полководец решил, что пришло время свести счеты с Римом. Но открыто начинать войну было небезопасно — карфагенское правительство не разделяло взглядов Ганнибала. Тогда он решил действовать хитростью и попытался прибегнуть к провокации — нарушить мир со стороны испанской колонии Сагунт, находившейся под опекой Рима. После восьмимесячной осады она была захвачена армией Ганнибала. В ответ Рим объявил войну, которая вошла в историю под названием 2-й Пунической войны, или «Ганнибаловой войны» (218—201 гг. до н. э.). Ганнибал давно понял, что бороться с Римом можно лишь в Италии. Оставив в Испании своего брата Гасдрубала с войском, он выступил из Нового Карфагена с 80 000 человек пехоты, 12 000 всадников и 37 боевыми слонами. Несмотря на потери в битвах между р. Сками и Пиренеями, полководец упрямо продвигался со своей армией дальше по восточному побережью Испании и югу Галлии. Целью Ганнибала было проникновение в Италию с севера. Римские армии направились навстречу карфагенянам, поняв, что те собираются пересечь Альпы и вторгнуться на Апеннинский полуостров. Перевести через Альпы по обледенелым кручам сквозь снежные бури большую армию с боевыми слонами было чрезвычайно рискованным предприятием. Но Ганнибалу удалось осуществить свое намерение. Он обратился с речью к солдатам, сказав, что горы — это стены самого Рима, а преодоление их — залог будущей победы. Через две недели после начала перехода, потеряв около половины войска, полководец вышел на равнины Италии. Во вражеской стране армия Ганнибала одержала ряд блестящих побед: к западу от реки Тичино (Тицин), у реки Требии. Успехи военачальника привлекли на его сторону союзников — племена цизальпийских галлов и лигуров. Римские войска пытались защитить проходы в Апеннинских горах, но Ганнибал обошел их позиции, пройдя через болотистую долину реки Арно. Этот переход тяжело дался его армии, принес огромные потери. Сам полководец получил глазную инфекцию и впоследствии ослеп на один глаз. Но у Тразименского озера в 217 г. до н. э. Ганнибал разгромил армию римского консула Гая Флами-ния. А в августе 216 г. до н. э. на реке Ауфид в Апулии, в местечке Канны, произошла одна из известнейших битв Древнего мира. Армии карфагенян удалось окружить и почти полностью уничтожить римлян. В ходе сражения погиб консул Эмилий Павел. Беспорядочное бегство римской армии смог остановить лишь молодой военный трибун Публий Корнелий Сципион, которому в будущем было суждено стать победителем Ганнибала. Успехи карфагенской армии можно объяснить тем, что во главе ее стоял не только талантливый, но и хитрый полководец, который неоднократно прибегал к разным ловушкам, всегда тщательно изучал характер своих противников. Даже в Риме у Ганнибала были шпионы, что позволяло ему неплохо ориентироваться во вражеских планах. Для стратегии полководца была характерна хорошая организация продолжительных переходов войск, создание основных и промежуточных баз как на пути движения армии, так и на завоеванных территориях. Это уменьшало зависимость войск от далекого Карфагена. Кроме того, Ганнибал блестяще организовывал разведку, умело использовал недовольство италийских союзников Рима для привлечения их на свою сторону. Основой армии талантливый военачальник считал сухопутное войско, главной силой которого была африканская конница, количественно и качественно превосходившая римскую. В битве при Каннах впервые в истории военного дела главный удар был нанесен не на одном фланге, а на двух, где были сосредоточены конница и наиболее боеспособная часть пехоты карфагенян. Вот как описывал полководческое мастерство Ганнибала в своих «Сравнительных жизнеописаниях» древнегреческий историк Плутарх: «Во время битвы Ганнибал применил несколько военных хитростей. Во-первых, он так расположил своих солдат, что ветер дул им в спину. А ветер этот был подобен знойному вихрю — вздымая на открытой, песчаной равнине густую пыль, он проносил ее над рядами карфагенян и бросал в лицо римлянам, которые волей-неволей отворачивались, нарушая строй. Во-вторых, на обоих крыльях он поставил сильнейших, самых искусных и отважных воинов, а самыми ненадежными заполнил середину, выстроенную в виде выступавшего далеко вперед клина. Отборные получили приказ: когда римляне взломают центр, который, естественно, подастся назад, принимая очертания впадины, и ворвутся внутрь карфагенского строя, совершить поворот и стремительно ударить им в оба фланга, чтобы полностью окружить неприятеля. Это, по-видимому, и было главной причиной чудовищной резни. Когда центр карфагенян стал отходить, и римляне, бросившись в погоню, оказались в глубине неприятельских рядов, строй Ганнибала изменил форму и сделался похож на полумесяц, и тут лучшие отряды, выполняя приказ начальников, быстро повернули — одни направо, другие налево, — напали на обнаженные фланги противника и, соединившись, истребили всех, кто не успел выскользнуть из кольца». Все это помогло достичь полного окружения и уничтожения противника и сделало Ганнибала одним из величайших полководцев мира. Однако, как писал Тит Ливии, карфагенский военачальник наравне с «...высокими достоинствами обладал и ужасными пороками. Его жестокость доходила до бесчеловечности... Он не знал ни правды, ни добродетели, не боялся богов... не уважал святынь». До нашего времени дошел рассказ о том, как Ганнибал однажды расправился со своими солдатами, перебежавшими к неприятелю. Он объявил, что сам послал их в стан врага. Эта информация предназначалась для римских лазутчиков, которые были в лагере карфагенян. Римляне отрубили перебежчикам руки и выдали несчастных Ганнибалу...

Читать дальше