Спонсоры:
Спонсоры:

Гашек Ярослав

Он отличался поразительной способностью видеть в любой ситуации комическое начало, любил сам вмешиваться в события, был участником бесчисленных веселых историй, каждая из которых представляла собой своеобразное художественное произведение. Трудно сказать, как и когда при своем беспорядочном образе жизни Гашек умудрялся писать. Но факт остается фактом: к 1911 г. он, бесспорно, стал самым плодовитым чешским писателем. В течение только этого года Гашек опубликовал более 120 сатирических зарисовок, юморесок и фельетонов. К этому еще надо добавить «Историю партии умеренного прогресса», состоящую примерно из девяти десятков глав, и соавторство в нескольких пьесках для кабаре. Почти все, что было написано Гашеком перед Первой мировой войной, создавалось в самых неподходящих местах — в трамваях, на улице и, разумеется, в многочисленных пражских кабачках, где писатель проводил почти все свое время. Порой Ярослав доходил до самых крайних проявлений буйства, после чего нередко оказывался попеременно то в полицейском участке, то в лечебнице для душевнобольных. Позже, когда у Ярмилы Гашековой утихла горечь обиды, она поняла власть той силы, которая заставляла Ярослава уходить из дома и бродяжничать. В статье «Профиль мертвого друга» Ярмила писала: «Гашек был гений, и его произведения рождались из внезапных наитий. Его творчество было необычным, оригинальным и живым. Он шел собственным каменистым путем и протаптывал его, не обращая внимания на предостерегающие окрики... На такого человека нужно смотреть под другим углом зрения, чем на человека заурядного». С началом Первой мировой войны Гашека призвали в армию. Но при первой же возможности он сдался в плен русским. Пять лет он прожил в России, побывал за это время в лагере для военнопленных, затем воевал в Чехословацком корпусе, сформированном на Украине. В марте 1918 г., разойдясь во взглядах на войну с командованием корпуса, Гашек покинул его и пробрался в Москву. В России он вступил в компартию и вместе с Пятой армией, воевавшей с Колчаком и белочехами, прошел тысячекилометровый боевой путь от Бугульмы до Иркутска. Он заведовал партийной типографией, редактировал армейские газеты, был организатором митингов, бесед, собраний и концертов, выступал с лекциями и докладами. В конце 1920 г. решением центральных органов чехословацких коммунистов в России Гашек был направлен на родину для участия в партийной работе. В Прагу Гашек вернулся не один, а с молодой женой Александрой Львовой, с которой познакомился во время работы в типографии в Уфе. Возвращение на родину оказалось драматичным. Из революционной России Гашек попал в совсем иную обстановку, в Праге торжествовала контрреволюция. Гашеку грозил процесс за измену родине, а заодно и суд за двоеженство (прежний его брак с Яр-милой официально расторгнут не был). Гашек быстро сориентировался. Он прикинулся балагуром и гулякой, пока окружающие не привыкли к его прежнему образу. Всего через несколько недель после возвращения в Прагу Гашек приступил к осуществлению своего нового грандиозного замысла. Комическая эпопея «Похождения бравого солдата Швейка», насчитывающая более семисот страниц, была написана за поразительно короткий срок — год и девять месяцев. Создавая образ Швейка, Гашек во многом шел от розыгрыша, плутовской мистификации. Он задумал его так, чтобы сбивать с толку и персонажей и читателей. Когда усердие доводится до абсурда и все время оборачивается медвежьими услугами, это способно хоть кого вывести из себя. Недаром поручика Лукаша даже охватывает отчаянное желание «отправиться на фронт, подставить лоб под вражескую пулю и уйти из этого мира, по которому шляется такая сволочь, как Швейк». Роман Гашека о Швейке представляет собой как бы вывернутую наизнанку героическую эпопею. А само поведение Швейка — это способ самозащиты в мире, где человеку ничего не остается, кроме сопротивления под видом послушания. Критики имели полное основание сказать, что «Швейк обладает искусством проиграть войну для тех, кто пошлет его в бой, и проиграть не уклонением, а последовательным исполнением приказа». Поистине, как говаривал Швейк, «в тяжелые времена самое лучшее выдавать себя за идиота». Возможно, под маской идиота только и можно выжить в этом безумном мире. Поистине, совет на все времена! С 1921 г. здоровье Гашека начало резко ухудшаться. Сказались и недолеченные болезни (во время странствий по Венгрии он страдал болотной лихорадкой, а в России дважды болел тифом), и многолетняя ночная жизнь, и пристрастие к вину. 3 января 1923 г. писатель скончался. Причиной смерти, как следует из заключения врачей, стало воспаление легких и скрытый паралич сердца. Ему не исполнилось и сорока лет. «Швейк» не был дописан. Возможно, Гашек закончил бы свое главное произведение, если бы больше заботился о здоровье, изменил образ жизни. Но тогда это, вероятно, был бы уже не тот Гашек и, пожалуй, даже не тот «Швейк».