Спонсоры:
Спонсоры:

Лист Ференц

В 1824 г. Адам Лист повез сына в Париж, планируя там продолжить его музыкальное образование. Но в приеме в консерваторию этому феноменально одаренному подростку было отказано по той причине, что он был иностранцем. Правда, трагедии из этого Ференц делать не стал и решил продолжить занятия частным образом с известным педагогом Антонином Рейхом. Пораженный блистательным исполнительским мастерством юного музыканта, Рейх не нашел более подходящей характеристики для него, чем определение — «сатанинское дитя». В Париже Ференц познакомился с молодыми композиторами Берлиозом и Шопеном, искусство которых оказало на него сильное влияние: он сумел «перевести на язык фортепиано» колористическое богатство партитур Берлиоза и сочетать мягкий лиризм Шопена с собственным бурным темпераментом. В начале 1830-х гг. кумиром Листа стал итальянский скрипач-виртуоз Паганини. Ференц задался целью создать столь же блестящий фортепианный стиль, и даже перенял от Никколо некоторые особенности его поведения на концертной эстраде. Как личность Лист был человеком страстным и неотразимо обаятельным, очень красивым внешне, артистичным, от него так и веяло духом настоящего романтизма, а потому каждый его концерт превращался в настоящее праздничное представление. Он очень рано стал кумиром всей музыкальной Европы, и все концертные поездки неизменно сопровождались не только восхищенными оценками музыковедов, но и обсуждением его бесчисленных любовных побед. Настоящая любовь и страсть пришла и к нему в 22-летнем возрасте в образе 27-летней белокурой красавицы графини Марии д'Агу, с которой он познакомился на одном из светских приемов. Роман Листа и Марии д'Агу, длившийся почти десять лет, то затухал, то разгорался с новой силой. Марии пришлось пережить смерть старшей дочери от менингита, она так и не смогла добиться от мужа развода, хотя ушла от него почти сразу после встречи с Листом. А эгоцентричный Ференц не особенно затруднял себя моральными обязательствами. От житейских проблем он, как правило, находил утешение в музыке, религии, и в тех же легких любовных интрижках. В 1835 г. у Марии и Ференца родилась дочь Христина. В документах о ее рождении графиня назвалась другим именем и скрыла свой возраст. Это объяснялось отсутствием формального развода с графом д'Агу. Мария продолжала заниматься литературой, а Ференц — концертной деятельностью. Он снова завоевал Париж, а вместе с ним и сердце очередной своей возлюбленной, итальянской принцессы Кристин Бельджиозо. В ответ Мария позволила себе завести поклонника. И Лист, испытав настоящие муки ревности, тут же вернулся к ней, отказавшись на некоторое время от концертов. Они уехали в Италию, где родилась их вторая дочь, Козима. Увы, дочери, которых Лист, кстати, очень любил, не смогли надолго удержать его возле Марии. Снова начались гастроли, а с ними возобновились и любовные отношения с многочисленными поклонницами. В их числе были прусская баронесса Ольга фон Мейендорф, молодая польская графиня Ольга Янина и, наконец, знаменитая куртизанка Мари Дюплесси, вдохновившая Дюма-сына на написание «Дамы с камелиями». И Мария, и Ференц понимали, что разрыв неизбежен, тем не менее, в этой явно напряженной атмосфере родился их третий ребенок — сын Даниэль. В 1839 г. любовники разъехались: она вернулась во Францию, в свой замок, он продолжил странствия по Европе. Поездки по Европе с концертами в 1835—1848 гг. принесли Листу мировую славу. Это был и самый плодотворный период в его творчестве. Совершенствуя с каждым годом свое пианистическое мастерство, Лист растет и как композитор. Вначале он, в основном, создает фантазии на оперные темы, транскрипции, этюды, парафразы на музыку других авторов. Но постепенно осваивает более масштабные формы музыкальных произведений, которые неизменно вызывают восторженные отзывы критики. Казалось, в игре на фортепьяно для него не существовало технических трудностей. Он как бы заново открыл для музыки этот инструмент, выявил его безграничные возможности, при которых фортепиано звучало то как оркестр, то как мелодичный человеческий голос. Правда, природа наделила Листа не только музыкальным талантом, но и уникальными физическими данными, способствовавшими извлечению звуков чрезвычайно широкого диапазона. В частности, современники отмечали, что у него были огромные кисти рук, позволявшие брать чуть ли не по полторы октавы. Кроме того. Лист обладал феноменальной музыкальной памятью: один раз прочитав сложнейшую партитуру, он мог затем безошибочно дирижировать оркестром без всяких нот. В 1844 г. Ференц стал капельмейстером при герцогском дворе в Веймаре. Этот небольшой немецкий город был некогда процветавшим культурным центром, и Лист мечтал вернуть Веймару былую славу столицы искусств. Поселившись там, он отдавал все силы композиторской, дирижерской и педагогической деятельности. При этом он проявлял чудеса щедрости и великодушия, давая уроки музыки многочисленным ученикам, и почти всегда бесплатно. О такой бескорыстной помощи другим Лист мечтал еще с ранней юности. Ведь в свое время ему помогли венгерские аристократы, и не в последнюю очередь благодаря их моральной и материальной поддержке он смог с триумфом взойти на музыкальный Олимп. Стараниями Листа маленький Веймар стал центром музыкальной культуры Европы. При его активном участии в Веймарском театре были поставлены оперы Вагнера, Берлиоза, Шумана, Верди, Глюка, Рубинштейна, Моцарта, Вебера. Ференц исполнил все симфонии Бетховена, Шуберта, Берлиоза, активно пропагандируя творчество этих композиторов. В Веймаре Лист создал две программные симфонии, двенадцать симфонических поэм, два концерта с оркестром и «Пляску смерти» для того же состава. Среди фортепианных сочинений этого периода выделяется монументальная одночастная Соната си минор. Одновременно Лист переработал почти все свои наиболее значительные из ранее сочиненных пьес для фортепиано. Так родились окончательные редакции «Венгерских рапсодий», цикл «Годы странствий», этюды, переложения.

Читать дальше