Спонсоры:
Спонсоры:

Лютер Мартин

Поводом для решительного разрыва Лютера с католической церковью стала известная практика продажи индульгенций. Термином «индульгенция» обозначалось даруемое церковью освобождение от наказания за грехи. Первоначально можно было получить освобождение только от наказаний, налагаемых папой на земле, однако за полвека до Лютера папская власть была распространена также и на наказания, налагаемые Богом в чистилище. Получившие такое освобождение расплачивались за это материальными пожертвованиями по установленному тарифу. Доминиканский монах Иоганн Тецель, занимавшийся распространением индульгенций, заверял своих слушателей: «Чуть только монета в ларце зазвенит, душа из чистилища вон отлетит». Протестуя против продажи индульгенций в Германии, в 1517 г. Лютер обнародовал 95 тезисов, в которых обличал эту торговлю как нарушение учения Священного Писания. В своих тезисах Лютер резко выступил против идеи о какой-либо связи между взиманием денежной платы и отпущением грехов или освобождением от наказаний. Он отрицал распространение юрисдикции папы на чистилище. Таким образом, Лютер выступил не против злоупотребления индульгенциями, а против самой идеи индульгенций. Тезисы, бившие в самое чувствительное место: по «карману» папы, произвели глубокое впечатление на многих. О Лютере пошли толки, что «он и есть тот человек, которого все давно ждали», — и все радовались тому, что на немецкой земле выискался наконец такой смелый человек, который решился противостоять широко распространившейся лжи. В ответ на смелый вызов Лютера Ватикан обвинил его в ереси. Ему было предложено отречься от своих мнений, но этого не последовало. Перед Мартином Лютером явственно замаячил костер. Его противники предрекали, что не пройдет и пары недель, как еретик будет сожжен, однако влиятельные силы в Германии дружно выступили на его защиту. Это были немецкие националисты, возглавляемые рыцарем Ульрихом фон Гуттеном, видевшим в Лютере освободителя Германии, из которой все соки высасывает ненасытное папство. Это были и гуманисты, возглавляемые Эразмом Роттердамским, который воспринимал Лютера как поборника свободной научной мысли, притесняемой папой. Лютер отказался предстать перед папским судом, а в 1520 г. публично сжег папскую буллу, отлучавшую его от церкви. Это уже было откровенным мятежом. Еше через год Лютер был вызван в Вормс на имперский сейм, где император Карл V приказал ему отречься от своих взглядов. Хотя, может быть, Лютер и не сказал известных слов «На том стою и не могу иначе», в них, однако, хорошо отражается суть его ответа. Теперь разрыв с Римом был окончательным. Шансы на выживание у Лютера были невелики, однако Фридрих поддержал его, и император ничего не смог с этим сделать. Вскоре Лютер стал центральной фигурой антипапской оппозиции. Он разработал радикальные доводы против официального католического учения, которые составили фундамент протестантизма. Лютеранство укрепилось и уже не могло было быть силой вырвано с корнем. По приказу курфюста Фридриха Лютера тайно укрыли в Вартбургском замке, где он приступил к переводу Нового Завета на немецкий язык и за несколько месяцев закончил его. Затем вместе со своими помощниками Лютер 12 лет трудился над переводом Ветхого Завета. Лютеров-ская Библия имеет не только религиозное значение, но и принадлежит общей культуре. Она помогла донести Писание до простого народа, а также сформировать современный немецкий язык. Лютер был убежден, что Писание должно быть доступно всем. «Простая дочь мельника, — писал он, — ежели она верует, может его правильно понимать и толковать». В «Послании о переводе» (1530 г.) Лютер указывал на ценность живого народного языка. В качестве ориентира он принял один из саксонских диалектов, который с тех пор стал литературным общенемецким языком. Отказ от рабского следования оригиналу сделал перевод Лютера творческим и высокохудожественным. Книгопечатание открыло Библии широкую дорогу. За 30 лет после первого издания вышло около 100 тыс. экземпляров — тираж для той эпохи непревзойденный. Влияние лютеровской Библии сравнимо разве что с произведениями Шекспира. Когда Лютер снова появился на общественной арене, Реформация уже получила широкое распространение не только в Германии, но и в соседних странах. Протестантизм создал альтернативу католичеству и привел к кровавому крестьянскому восстанию, которое Лютер, однако, резко осудил. Против своего желания он положил начало многовековому расколу западного христианства. Однако его дело имело и позитивные последствия. Сегодня с этим согласны даже католики. «Несмотря на различия во мнениях в отдельных вопросах, католические историки и богословы признают религиозную глубину и духовную силу молитв Лютера, подлинно христианские намерения его критики тогдашней церкви», — говорил кардинал И. Хефф-нер. Влияние Лютера вышло далеко за пределы его родины, лютеранство имеет множество последователей. В своей жизни Лютер совершил еще один решительный поступок, который, хотя он и относился к его личной жизни, должен был оказать глубокое влияние на немецкую культуру и весь протестантский мир. Речь идет о его женитьбе. В самом этом поступке не было ровным счетом ничего романтического. Женой Мартина стала монашка Катарина фон Бора. Под впечатлением от учения Лютера община, в которой состояла Катарина, покинула монастырь и прибыла в Виттенберг. На проповедника легла обязанность подыскать монашкам жилье, мужей и вообще позаботиться об их положении. Так вышло, что только одна — Катарина фон Бора оказалась непристро-енной. Лютер некогда заявлял, что ни за что не женится, однако в создавшейся ситуации он счел наилучшим выходом взять ее себе в жены и 27 июня 1525 г. они обвенчались. Лютер признавался, что не был пылко влюблен, но питал к Катарине уважение. Впоследствии он очень привязался к жене. Мартин и Катарина стали образцом немецкой семьи — патриархальной, чуждой романтизму и сентиментальности, но исполненной любви и взаимной нежности. У них было шестеро собственных детей; кроме того, Лютеры воспитали еще одиннадцать осиротевших племянников и племянниц. Своим примером Мартин Лютер оказал очень сильное влияние на институт семьи. Фактически семья была той единственной сферой, которую Реформация действительно затронула глубоко. Но самым большим все же было воздействие Лютера на религиозную сторону жизни нации. Общины слушали его проповеди, пели его литургию. Отцы читали и перечитывали своим семьям составленный Лютером катехизис. Лютеровская Библия ободряла впавших в уныние и утешала умирающих. Совершенно естественно, что немцы гордятся таким своим соотечественником. Однако, вглядываясь в прошлое в поисках личности, которую можно было бы наиболее естественным образом сравнить с Лютером, сложно обнаружить среди немцев фигуру того же масштаба. Один немецкий историк сказал, что за триста лет был лишь один немец, который действительно понимал Лютера, — Иоганн Себастьян Бах.