Спонсоры:
Спонсоры:

Маннергейм Карл Густав Эмиль

Честолюбивый юноша уже тогда спланировал свою карьеру — гвардейский полк, потом академия и Генеральный штаб. Среди гвардейских полков первое место занимал кавалергардский — единственный придворный полк, почетным командиром которого была сама императрица. Отбор туда был очень строгим, но успешная учеба, красивая внешность при росте 194 см и определенные старания сделали мечты реальными. Правда, после выпуска молодой офицер два года прослужил в Польше, но затем получил-таки перевод в кавалергарды в Петербург. Столичная жизнь сыграла решающее значение в будущности Ман-нергейма, ибо здесь он приобрел друзей и знакомых на всю жизнь, приобщился к высшему обществу и научился использовать связи, действовать продуманно и дальновидно, был приближен ко двору. Получив назначение в Конюшенное управление, он ездил по всей Европе, приобретал лошадей для дворцовых конюшен. На петербургский период жизни приходится брак удачливого аристократа с Анастасией Араповой. В 1892 г. Густав точь-в-точь повторил «брачный маневр» отца — взял некрасивую, но очень богатую сироту, которая жила в Петербурге у дяди, была образованна и «вполне европейка». Но их союз тоже не был счастливым. Супруг вел довольно свободный образ жизни, Анастасия в отместку демонстративно флиртовала, а в 1901 г. и вовсе сбежала. Она оказалась на Дальнем Востоке, работала в военных госпиталях Читы и Хабаровска. Вернулась через год, забрала дочерей и уехала во Францию навсегда. Развелись они гораздо позже, в 1919 г., когда брак с православной был нежелателен для государственной карьеры Маннер-гейма в Финляндии. И хотя в его жизни были увлечения и продолжительные связи с женщинами, он уже никогда больше не пытался обзавестись семьей. Итак, в 37 лет барон Маннергейм оказался в тяжелом положении — распалась семья, рухнули планы строительства собственного конного завода, не стало двух шикарных квартир в Петербурге и Царском Селе, начали расстраиваться все сделки, а долги (в том числе и карточные) росли. Блистательный завсегдатай светских салонов и манежа начал стареть и утратил желание поступать в академию. Фортуна отвернулась от Маннергейма, он был близок к отчаянию. Спасением для него стала русско-японская война, которая круто переменила жизнь Густава и, как он сам писал потом в биографии, помогла похоронить прошлое. В качестве подполковника Нежинского драгунского полка Маннергейм отправился на Дальний Восток. Впервые после 17 лет военной службы он участвовал в боевых действиях, приобрел не только опыт, но и уверенность в себе. Ко времени возвращения в Петербург (1905 г.) он был в состоянии упорядочить свои финансовые дела, а затем уехал лечиться в Финляндию. 1906—1908 гг. ознаменовались для Маннергейма очень интересным путешествием по Китаю, но не в качестве праздного созерцателя, а по заданию Генштаба России. Провожал его в Ташкент и встречал через два года «тот самый» генерал Корнилов. Это была шпионская деятельность, выдаваемая за научную работу. «Шведский подданный» по заранее составленному маршруту совершал экспедицию, в которой должен был определить готовность малых народностей к сотрудничеству с российской армией. А проделав верхом путь протяженностью 3 тыс. км, до самого Пекина, лжеученый в тяжелейших условиях не только выполнил задание, но и увлекся научной деятельностью. Его наблюдения, записки, карты, фотографии (а их было сделано более полутора тысяч), измерения, скопированные наскальные рисунки, собранные старинные рукописи, книги сделали бы честь любому исследователю, поскольку в них содержались сведения по географии, истории, этнографии, антропологии, культуре и другим наукам. Например, отрывок текста на одном из древних североиранских наречий обошел все университеты европейских стран, а буддийский текст, написанный квадратным монгольским письмом XIII — середины XVI вв., так и остался уникальным. Доклад об этой экспедиции Маннергейм представил лично царю, в награду же получил чин генерал-майора и полк под Варшавой. Он очень гордился своей научной работой и отчет о ней окончательно оформил в 1940 г. Вот так и вышло, что к 1914 г. Маннергейм обошел своих сверстников. Он принял командование кавалерийской бригадой в составе знаменитых лейб-гвардии Уланского (личной гвардии императора) и Гродненского полков. В Варшаве его принимали в лучших домах, жизнь снова стала великосветской. Там, на границе, и застала его 1 августа весть об объявлении войны Германией. Через шесть дней в войну вступила Австро-Венгрия. Вскоре Маннергейм стал командиром элитной 12-й кавалерийской дивизии, а через три года принял командование армейским корпусом и был произведен в генерал-лейтенанты. За это время он получил представление о европейской войне, научился управлять многонациональными войсковыми соединениями, осуществлять крупномасштабные операции — иными словами, стал полководцем. В начале 1917 г. Маннергейм находился в отпуске. Как генерал свиты, он нанес визиты государю и императрице, затем отдохнул в Финляндии, повидался в Гельсингфорсе с сестрой Софи, снова приехал в Петербург и попал в самый водоворот революционных событий. Выходя из крайне опасных ситуаций, он добрался до Москвы, потом побывал в Киеве и Одессе, но там увидел то же самое — красные флаги, демонстрации, беспорядки. Конечно, отношение Маннергейма к революции было враждебным, а падение монархии стало страшным ударом. Присягать Временному правительству он отказался, потому что уже присягнул на верность царю и Отечеству (и сохранил ее до конца, как честный человек: невзирая ни на какие перемены, держал на своем письменном столе портрет Николая II). Октябрьский переворот 1917 г. стал для Маннергейма личной трагедией. Реально оценив всю глубину происходящего, осознавая неспособность большинства высокопоставленных военных повлиять на события, он принял решение покинуть Россию. Опытный генерал, достигший высокого положения, вернулся на родину, как он потом написал — в историю. В Финляндии тоже все бурлило, страна поднялась на борьбу за независимость от России. Суверенитет ее был подтвержден 31 декабря 1917 г. Совнаркомом во главе с Лениным. Но назревала Гражданская война. С одной стороны, были левые силы — отряды красногвардейцев и находящиеся в Финляндии части русской армии, с другой — буржуазия, защищавшие ее интересы шкшкоровские формирования (финская белая гвардия) и примкнувшие к ним беглецы из России. В этой ситуации регент страны Свинхувуд поручил Маннергейму создать регулярную армию и навести порядок. И он справился с задачей в кратчайший срок. На основе шюцкора были сформированы вооруженные силы, в состав которых вошли также добровольцы из России и Швеции, оружие пришло из Германии. 27 января 1918 г. начались боевые действия. К весне главнокомандующий, генерал от кавалерии Маннергейм разгромил красные силы, не считаясь с огромными для такого государства жертвами. При этом десятки тысяч людей погибли не в сражениях, а в концлагерях (даже дети и женщины), чего ему долго не мог простить народ. Но профессиональный военный не ограничивался только финской картой, он ставил перед собой масштабную задачу — взятие Петербурга. Он был уверен, что большевики победили только потому, что никто не вступил с ними в настоящую борьбу. Однако сенат не поддержал своего главнокомандующего. В стране уже хозяйничали немцы, Маннергейму оставалось только подписывать их приказы. Не желая быть марионеткой, он подал прошение об отставке и уехал в Стокгольм. Человек, который за семь месяцев стал известен всему миру как решительный борец с большевизмом и избавил от него целое государство, пускай и небольшое, оказался этому государству ненужным. В Швеции Маннергейм перенес испанку, но после длительного лечения поправился. А тем временем Германия и ее союзница Финляндия проиграли войну. По предложению премьер-министра Паасикиви сенат пригласил Маннергейма для важной миссии — снова спасать родину. Он отправился в Англию и, сыграв на ее страхе перед Россией, выдвинул ряд требований: признать независимость своей страны, предоставить эскадру для защиты Финского залива, направить голодающим финнам 30 тыс. тонн зерна и... дать согласие на штурм Петербурга. И всего этого он добился. В знак признательности 12 декабря 1918 г. риксдаг избрал Маннергейма регентом Финляндии. Одним из первых новый глава государства издал постановление о шюцкорах — личной армии Маннергейма, существовавшей наряду с государственной. Эти добровольческие силы наделялись широкими полномочиями по поддержанию порядка. Началась и разработка оборонительной системы страны, которую впоследствии назвали именем ее создателя. Хотя сам Маннергейм любил повторять: «Моя линия обороны — это финские солдаты». К концу 1918 г. идея о взятии Петербурга уже не могла быть реализована. Планировалось подписание договора о дружбе между Россией и Финляндией, которая обязывалась не пропускать через свою территорию иностранные войска, целью которых было нападение на Россию. Да и желающих было много — Англия, Франция, Япония. К тому же финские политические партии не поддержали затею Маннергейма, а на президентских выборах сограждане отдали предпочтение осторожному Стольбер-гу. Тот предложил Маннергейму пост главнокомандующего. Но общего языка они не нашли, и отказавшийся от предложения Маннергейм снова уехал из страны. Правда, когда Юденич во второй раз пошел на Петербург, он обратился с открытым письмом к Стольбергу, в котором призывал поддержать белого генерала. После этого, уже в декабре, Маннергейм дважды встречался с маршалом Пилсудским, чтобы обсудить план нового, совместного похода на Россию. Те же вопросы обсуждал он и в Лондоне с Черчиллем. Это была задача всей жизни Маннергейма, которой, однако, не суждено было осуществиться. И он снова ушел — и из политики, и из армии. Целое десятилетие Маннергейм занимался делами, далекими от государственных. Путешествовал по миру, охотился на тигров в джунглях Непала, изучал культуру Индии, составлял план поездки на Аляску (пострелять медведей), любовался Каиром и Венецией, вкушал редкие вина и яства и прослыл настоящим гурманом. И в то же время (в начале 1920-х гт.) он возглавил Красный Крест Финляндии, организовал два комитета — один для работы в мирное время, другой — на случай войны, с целой системой полевых госпиталей, оборудованием, медицинским резервом и т. п. Кроме того, обеспокоенный разделением народа на красных и белых, Маннергейм организовал Союз защиты детей, призывая тем самым забыть прошлое и заняться будущим нации. В результате по всей Финляндии появилась сеть детских яслей, садов, консультаций, система подготовки патронажных сестер, в школах детям выдавались обеды, большое внимание уделялось развитию школьников. (Впоследствии это дало свои плоды — к началу войны здоровье призывников было отменным.) Помощницей и вдохновительницей Маннергейма в этой деятельности была сестра Софи, самый близкий ему человек. В общем, медленно и обстоятельно, находясь якобы не удел, полководец готовился к войне. Когда в начале 1930-х гт. возникло полуфашистское ла-пуаское движение, многие считали его вдохновителем именно Маннергейма. Хотя он нигде открыто не проявлял своих симпатий, но был одним из кандидатов в диктаторы, выдвинутым «людьми действия». Официальная Финляндия все это время обходилась без Маннергейма, и только в связи с серьезными изменениями в 1931 г. президент Свинхувуд назначил его председателем Совета обороны, пообещав в случае войны пост главнокомандующего. Но генерал не стал ожидать милостей и, к удивлению многих, маловажную должность быстро превратил в руководящую, делая вид, что недопонимает свои функции. Даже открытые выпады и намеки на то, что он сел не в свои сани, умный Маннергейм пропускал мимо ушей. В результате он получил право отдавать приказы вооруженным силам и в 1933 г. стал фельдмаршалом. Празднуя свое семидесятилетие, Маннергейм принимал почести как национальный герой. Пользуясь огромным авторитетом, он вел планомерную работу по укреплению обороноспособности Финляндии, понимая, что мир стоит на пороге войны. Для этого изучал технические проблемы армии, последние новинки в области вооружения, лично участвовал в приобретении самолетов для военно-воздушных сил и даже в конструировании носилок для санитарных машин. Как грамотный военный, еше в октябре 1938 г. он сказал, что мировая война началась с вооружения Германии. С 1934 г. он был дружен с Герингом, охотился в его угодьях в Баварии, а также не раз встречался с Черчиллем и потому был хорошо осведомлен о происходящем. За границей понимали, что Маннергейм в Финляндии — фигура № 1. Но многие финские политики считали его опасения старческими страхами. А Маннергейм оказался дальновиднее всех: уже через 3— 4 года Германия проглотила Австрию и Чехословакию, Италия — Албанию.

Читать дальше