Спонсоры:
Спонсоры:

Маннергейм Карл Густав Эмиль

Большие опасения вызывал у Маннергейма советский Балтийский флот, да и вообще он высоко ценил русское воинство. Именно с востока ожидал он главную опасность для своей страны. С лета 1938-го Москва требовала в аренду четыре самых крупных острова Финского залива, но правительство не пошло на территориальные уступки, как ни убеждал Маннергейм в необходимости такого шага. А через год Молотов и Риббентроп заключили договор о ненападении. В нем существовал секретный протокол, отдававший прибалтийские государства, в том числе и Финляндию, на милость СССР. 26 ноября 1939 г. произошел так называемый «инцидент в Майнила» — обстрел приграничной советской деревни. Советский Союз обвинил Финляндию, разорвал договор о ненападении, а через три дня начал бомбить финскую территорию. Маннергейма начало войны застало по дороге на работу. Автоматически он стал главнокомандующим. 72-летний старик превращается в энергичного командира, он как будто даже рад, что его пророчества сбылись, и переезжает в Миккели, где будет пять лет размещаться его штаб. Оборонительная тактика Маннергейма на Карельском перешейке оказалась действенной. Укрепления протяженностью почти в 150 км представляли собой почти непрерывную цепь траншей и блиндажей, защищенных противотанковыми рвами, каменными глыбами и колючей проволокой. Они создавались с 1920 г. Второй ряд укреплений строился уже перед войной в лихорадочной спешке и только благодаря настойчивости Маннергейма. В общем-то, их мощь была преувеличена советской пропагандой, поскольку наступление захлебнулось. Еще одним страшным врагом русских оказалась стужа. Исход Зимней войны был предрешен, очень уж неравные силы столкнулись в ней. Потеряв 23 тыс. павшими в боях и пропавшими без вести, Финляндия 13 марта 1940 г. подписала мир. Ей пришлось отдать требуемые четыре острова и сдать в аренду на 30 лет полуостров Ханко; 10 % территории отошло к СССР. И все-таки моральная победа осталась за финнами, которых не удалось поработить. Маннергейму после окончания Зимней войны надлежало передать полномочия главнокомандующего новому президенту Каллио, но он этого не сделал. Более того, под его влиянием министрами обороны и иностранных дел становятся близкие люди — Вальден и Гиттинг. Сообща они ишут пути сохранения суверенитета Финляндии и решают, что существует один-единственный — сближение с Германией. Гитлер, со своей стороны, интересовался рудниками Петсамо и включал Финляндию в планы войны против СССР. Он пообещал вернуть финнам утраченные земли, а также Восточную Карелию. И хотя официального договора не было, с января финские и немецкие военные начинают разрабатывать совместные операции в этом регионе. А 22 июня германская авиация нанесла удары по СССР с территории Финляндии. Финны вступили в войну только 25-го, подчеркивая, что она является оборонительной, отдельной от Германии. Большинство финнов действительно сражалось за восстановление справедливости, т. е. возвращение прежних границ. Они достаточно продвинулись, чтобы обеспечить свою безопасность. Сталин потребовал от стран антигитлеровской коалиции объявления войны Финляндии. В декабре Англия сделала это, но военных действий не предпринимала, поскольку Маннергейм, предупрежденный по-дружески Черчиллем, остановился на Карельском перешейке. Благодаря этому разумному шагу он избежал скамьи подсудимых в послевоенном процессе над нацистами. До 1944 г. положение на финском фронте практически не менялось, политические цели были для Маннергейма важнее стратегических. Он стал большим дипломатом и пользовался огромным влиянием. Ведь неспроста на празднование 75-летия маршала прилетел сам Гитлер и провел в его обществе более шести часов, а во время ответного визита прислал за ним свой личный самолет. С другой стороны, через финскую территорию пролегала дорога, по которой шла помощь Запада СССР. Маннергейм лавировал и выжидал. После Сталинградской битвы Финляндия при посредничестве США начинает искать контакта с Москвой, секретные переговоры ведет через посла СССР в Швеции Александру Коллонтай, а затем отправляет в Москву ответственных политиков Паасикиви и Энкеля. Но переговоры закончились безрезультатно. Вернее, результатом было массированное наступление советских войск на Карельском перешейке. Неуступчивых финнов было решено поставить на колени. Маннергейму ничего не оставалось, как просить Германию о возобновлении поставок оружия, в ответ Риббентроп потребовал подчинения Финляндии Третьему рейху. В конце концов Гитлер оружие дал. Тактика Маннергейма оказалось верной: финны выиграли время, получили оружие и подкрепление, а в июле, после взятия Выборга, наступление советских войск прекратилось, они были нужнее на германском направлении. О капитуляции речь больше не шла. Несмотря на личную антипатию, Сталин считал Маннергейма единственным среди финских политических деятелей, с которым можно вести переговоры. В самой Финляндии пришли к тому же мнению, и в конце июля Маннергейм дал согласие принять президентские полномочия. Начинается заключительный этап служения родине: и военная, и политическая власть сосредоточилась в одних руках. Несмотря на уже почтенный возраст, подорванное здоровье (его мучили последствия многочисленных переломов после падения с лошади, язва желудка, экзема и другие старческие недуги), Маннергейм сохранял ясный ум, ведя переговоры с Москвой. Он снова старался сохранить целостность и суверенитет своей страны. 19 сентября 1944 г. договор о перемирии был подписан. А война для Финляндии закончилась лишь в апреле 1945 г., когда из Лапландии были выбиты последние немецкие горные егеря. Это был единственный случай, когда Маннергейм нарушил кодекс чести и повернул оружие против бывших союзников, но прежде он написал об этом Гитлеру и объяснился. Однако военными действиями руководил уже генерал Хайндрикс, принявший пост глав-нокомандующего. Маннергейму принадлежит честь установления в тот период добрососедских отношений с Советским Союзом. Правда, он считал, что мир и добрососедство сохранять нужно, но коммунистов ни в коем случае нельзя допускать к руководству страной. Маршал не раз повторял, что перед лицом русских финляндцам надо сидеть в седле. Однако в ноябре 1944 г. и эта «линия обороны» маршала была прорвана. Повторилась ситуация лета 1919 г., за президентом не стояла ни одна партия. Риксдаг избрал на пост премьер-министра Паасикиви, а после длительной болезни Маннергейма и последовавшей просьбе об отставке тот занял его место. С марта 1946 г. для Маннергейма началась жизнь обыкновенного гражданина. Свое 80-летие он уже встречал только в кругу друзей, без церемоний и торжеств. Но близких оставалось все меньше, а болезней и разочарований все больше. Некоторое время Маннергейм прожил в поместье Киркнес с огромным участком земли в полторы тысячи гектаров и двухэтажным домом, но после операции на желудке поселился в Швейцарии. Профессор Нанна Шварц, сделавшая операцию, следила за здоровьем своего пациента. К тому же у него поселилась и графиня Гертруд Арко-Валлей, с которой он уже не расставался. Вместе они совершали путешествия, принимали у себя дочерей Маннергейма. Старик по-прежнему увлекался лошадьми и охотой, начал писать мемуары «Воспоминания маршала Финляндии» и интенсивно работал над ними в течение двух лет, считая этот труд итогом своей жизни и своеобразным завещанием народу, которому он служил. Свое последнее Рождество Карл Густав Маннергейм провел в Лозанне с Гертруд Арко. Там же его и прооперировали ввиду обострения болезни. Приехавшая позже Нанна Шварц утверждала, что делать этого не следовало. Но было уже поздно, через четыре дня после оперативного вмешательства, 28 января 1951г. Маннергейм скончался. Он сам предчувствовал это, когда говорил врачу: «Я участвовал за всю мою жизнь во многих сражениях, но думаю, что эту схватку я проиграю». В тот самый день, тридцать два года назад, он возглавил белую армию и, став первым солдатом Финляндии, трижды отстаивал ее независимость. Маршал Маннергейм стал легендой при жизни, а после смерти остался символом самоотверженного служения родине, одним из выдающихся людей ушедшего столетия.