Спонсоры:
Спонсоры:

Лаперуз Жан Франсуа

Только в 1826 г. английский капитан Питер Диллон случайно натолкнулся на следы экспедиции. На о. Тико-пиа (возле о-вов Санта-Крус) к нему в руки попала старинная шпага французской работы, на эфесе которой с трудом можно было рассмотреть букву L. От местных жителей капитан узнал, что шпага была выменяна на о. Ваникоро. Вместе со специальным французским представителем Диллон отправился туда. На Ваникоро они обнаружили бронзовый корабельный колокол с маркой литейного завода Брестского арсенала и датой «1785». В это же время Франция снарядила кругосветную экспедицию, одна из целей которой состояла в поисках следов Лаперуза. Ею командовал опытный мореплаватель и ученый-энциклопедист Дюмон-Дюрвиль, страстно мечтавший раскрыть тайну гибели команды Лаперуза. Даже свой корабль он переименовал в «Астролябию», а когда услышал об успехе Диллона, тут же отправился на Ваникоро. Дюмон-Дюрвилю удалось найти место, где затонула «Астролябия» его предшественника, а также поднять со дна якорь, колокол и пушку с корабля. Позже эти предметы опознал ставший уже стариком Лессепс. Но «Буссоль» так и не была найдена. Загадку гибели адмиральского корабля Лаперуза разгадали только в 1962 г. Новозеландец Рис Дискомб, ныряя с аквалангом, обнаружил на дне якорь, обломки старинных пушек и куски свинцового балласта с клеймом Брестского судового арсенала. В марте 1964 г. на специально оборудованном судне он опять прибыл на Ваникоро и сумел найти другие предметы, с помощью которых доказал, что затонувшее здесь судно было именно «Буссолью». Сведения, полученные Диллоном от туземцев, и находки последующих лет позволили восстановить ход событий. Ночью в сильный шторм — такого не помнили даже самые старые из островитян — «Буссоль» наткнулась на подводный риф и быстро затонула. «Астролябию» волны вынесли в узкий проход между рифами на расстоянии нескольких миль от места первой катастрофы, где она тоже нашла свой конец возле спасительного берега. Уцелевшие моряки добрались до суши. Они нашли общий язык с туземцами, построили хижины и несколько месяцев прожили на Ваникоро, строя корабль из обломков кораблекрушения. На этом маленьком и непрочном суденышке они отправились в море, и их дальнейшая судьба неизвестна. Неизвестно и то, был ли с ними Лаперуз. Несмотря на то что экспедиция не была завершена, а многие коллекции и материалы погибли, результаты плавания были очень значительны благодаря тому, что Лаперуз успел передать сведения о своих открытиях на родину. На карты было нанесено большое количество новых островов, рифов, бухт, проливов. Были изучены океанические воды и течения, произведены астрономические, гидрографические, ботанические, этнографические наблюдения. И лучшей эпитафией отважному мореплавателю могут служить слова известного историка Дж. Бейкера: «...если он и достиг меньшего, чем Кук, то при этом он следовал основам научного исследования... его натуралисты старались, где только возможно, собирать новые материалы о странах Тихого океана, а его съемки... дают точное представление о множестве важных географических деталей и являются достойным памятником этому способному и трудолюбивому французскому путешественнику». Есть и другие памятники: в Альби, Петропавловске на Камчатке, в Ботанибей, на острове Ваникоро высятся монументы в честь Лаперуза. Отчет об экспедиции в 1798 г. был издан в 4-х томах с атласом под заглавием «Путешествие Лаперуза вокруг света. 1785—1788 гг.». Он был составлен Миле де Муро по дневниковым записям мореплавателя.