Спонсоры:
Спонсоры:

Мастроянни Марчелло

Л. Висконти, которого актер спустя годы называл своим Учителем, ценил природный талант и настойчивость Марчелло, выделяя среди других: «Из всех молодых актеров, которые пришли работать в нашу труппу, Мастроянни был самым интересным. Когда он начинал, он действительно не мог произнести строку. Он очень упорно работал у меня, и я чрезвычайно горжусь результатами». В труппе Висконти Мастроянни работал до 1956 г., исполнив за это время множество ролей в спектаклях, среди которых наиболее значительны «Трамвай "Желание"» Т. Уильямса, «Смерть коммивояжера» А. Миллера, «Трактирщица» К. Гольдони, «Три сестры» и «Дядя Ваня» А. Чехова. Но в жизни молодого актера все большее место начинает занимать кинематограф. Уже к середине 1950-х годов он снялся более чем в 20 фильмах, среди которых «Паспорт для Востока», «Воскресенье в августе», «Чувственность» (1952 г.), «Лихорадка жизни» (1953 г.), завоевав славу не только у себя на родине, но и за ее пределами. Первой большой победой в кино для Марчелло стал фильм Джузеппе де Сантиса «Дни любви» (1954 г.), за игру в котором он был награжден высшей национальной кинопремией «Серебряная лента». В 1958 г. — новая удача: за создание образа Мечтателя в картине Лукино Висконти «Белые ночи», снятом по одноименной повести Ф. М. Достоевского, Мастроянни был снова удостоен «Серебряной ленты». Однако настоящий успех принесли актеру фильмы, созданные в творческом союзе с Федерико Феллини — великим режиссером, занявшим в жизни Марчелло особое место. Фильмы «Сладкая жизнь», «Восемь с половиной», «Город женщин», «Интервью», «Джинджер и Фред» с триумфом обошли киноэкраны всего мира. Как вспоминал Мастроянни, великий режиссер сначала пригласил его сыграть главную роль в картине «Сладкая жизнь»: «Я всегда буду помнить, что первое, что сказал мне Феллини: "Я позвонил вам, потому что мне нужно лицо без индивидуальности, как ваше". Он унизил меня, но я в любом случае попросил посмотреть сценарий». Вместо сценария Марчелло получил чистые листы бумаги. Только на одном был изображен рисунок — человек в море, с половым органом, достигающим морского дна, вокруг которого плавают улыбающиеся сирены. Увидев это, Мастроянни от смущения не мог вымолвить ни слова, но все же нашел в себе силы произнести: «О'кей, это интересно. Я согласен». Несмотря на столь своеобразное начало, в дальнейшем его отношения с режиссером переросли не только в крепкий творческий союз, но и в большую дружбу. Многие годы спустя актер вспоминал: «Лучше всех меня всегда понимает итальянец, похожий на меня, которого зовут Феллини. Я люблю его потому, что у него в характере те же недостатки, что и у меня, начиная с лживости. По-моему, на ложь толкает неспособность справиться с возникающими перед нами трудностями. Нас связывает крепкая дружба». — «Марчелло — верный, преданный друг, — не остается в долгу Феллини. — Такого друга можно найти только в произведениях английских писателей. Наша настоящая, прекрасная дружба ничего не требует, не обязывает, не ставит условий и основана на здоровом взаимном недоверии...» Объединяла их не только совместная работа, но и увлечения. Иногда из-за них у Марчелло возникали финансовые проблемы. Так, подсчитав немыслимую сумму, потраченную на автомобили, а также на антиквариат, которым в 1970-е годы увлекался Мастроянни, налоговая инспекция наложила на актера штраф, который ему пришлось выплачивать в течение десяти лет. «Я заработал много денег в свое время, но никогда не стал действительно богат. Обычно тот, кто был беден, знает, как обращаться с деньгами. Но не я, — признается актер. — Я всегда трачу больше, чем могу себе позволить. Всегда обращаюсь с деньгами как выскочка, который боится, что у него не хватит времени потратить все, что оказалось вдруг у него в руках». Мастроянни никогда не боялся открыто говорить о своих недостатках, напротив, будто стремился обратить на них внимание. Особенно часто он повторял, что патологически ленив. Но разве может человек, снявшийся в 170 фильмах и носящий фамилию Мастроянни, что по-итальянски означает «работа», быть ленивым? Да и его коллеги говорили обратное. «Легенда о том, что Марчелло равнодушен и ленив — чепуха, — утверждал Ф. Феллини. — Он часами обсуждает свою роль, пока совершенно ее не поймет, извлекая совершенно необычные оттенки». А Стефания Сандрелли считала, что Мастроянни можно было назвать ленивым только в перерыве между съемками: «Я никогда не видела кого-либо, кто мог бы так заснуть, пока все вокруг него бегают и шумят, готовясь к новой съемке».

Читать дальше