Спонсоры:
Спонсоры:

Мастроянни Марчелло

Мастроянни можно считать рекордсменом по количеству взятых у него интервью (в 1984 г. в Париже за один день он по очереди встретился с 38 журналистами). Трудно найти актера, который бы столь много и часто общался с представителями СМИ. Причем, к своим высказываниям, которые часто противоречили друг ДРУГУ (и это во многом объясняет, почему вокруг его имени такое множество домыслов и слухов), Марчелло относился совершенно спокойно. Однажды один французский журнал, которому это надоело, опубликовал рядом ответы актера на вопросы журналистов из разных изданий. «Они полностью противоречили друг другу!» — смеялся Мастроянни. После выхода в 1959 г. «Сладкой жизни» Мастроянни стал не только звездой международного класса, но и закрепил за собой репутацию покорителя женских сердец. Его личную жизнь стали отождествлять с судьбой героя-любовника. Марчелло это очень раздражало. Актер всегда стремился подчеркнуть, что сделал карьеру, занимаясь только лишь своим ремеслом, а «не строя из себя красавчика-фата». «"Латинский любовник!" — возмущался уже немолодой Мастроянни. — Что тут скажешь. Вот уже тридцать пять лет с тех пор, как я снялся в "Сладкой жизни", меня называют "латинским любовником". Вечно подавай им какие-нибудь ярлыки». Но слава «очаровательного соблазнителя» сопутствовала ему всю жизнь. Да и могло ли быть иначе, если его считали привлекательнейшим мужчиной и идеальным партнером на съемочной площадке красивейшие женщины мира, суперзвезды Софи Лорен, Клаудиа Кардинале, Анук Эме, Джина Лоллобриджида, Брижит Бардо, Катрин Денев, Настасья Кински, Роми Шнайдер, Симона Синьоре, Сильвана Мангано, Сандра Мило, Фэй Данауэй, Жаклин Биссет... Это лишь краткий список женщин, с которыми снимался Марчелло. Но от действительно имевших место у него романов актер не отказывался, он только не любил, когда их число слишком преувеличивали. Совершенно естественно, что самые долгие связи были у Марчелло с его партнершами по съемочной площадке. Ведь общение, возникающее во время работы над фильмом, имело для актера огромное значение. Свою жену, Флору Карабеллу, Мастроянни тоже встретил на съемочной площадке одного из фильмов Лукино Висконти. Флора оказалась достаточно умной, чтобы сразу понять, что такой красавец, да к тому же любимец публики, просто не может хранить верность одной-единственной женщине. «Итальянец может обожать жену, с легкостью заводить любовниц, но по-настоящему он любит только одну женщину — свою мать», — руководствовалась она народной мудростью. И добавляла: «Вы должны понять психологию итальянского мужчины. Он любит новизну, чувство свободы и уверенности в себе. Поэтому его нужно отпустить, никак не сдерживая, и он рано или поздно вернется к домашнему очагу!» Флора заранее простила Марчелло все прошлые и будущие измены, став мужу другом и советчиком. Они были женаты 50 лет. За это время она стоически перенесла бурный и длительный роман мужа с американской актрисой Фэй Данауэй, закончившийся по инициативе Фэй, и еще более серьезное чувство к француженке Катрин Денев. Страсть Марчелло к этой красавице, которую все характеризовали как неприступную и холодную, не знала границ. «Флора, отпусти меня, я не могу без нее жить», — упрашивал он жену. Три года беспрерывных поездок из Рима в Париж и обратно закончились тем, что Мастроянни решил обосноваться во Франции — рядом со своей возлюбленной. Но предложение Марчелло о замужестве Катрин Денев отвергла, и ничто не могло повлиять на ее решение — ни уговоры растерянного Марчелло, ни то, что к этому моменту у них уже была дочь — Кьяра-Шарлотта. «Когда Катрин бросила меня, я пошел к Феллини за утешением, хотелось, чтобы он мне посочувствовал. Да, да, все меня считают кем-то вроде Казановы, а меня дважды бросили. Но я не ною: такие коллизии тоже часть любви...» Разрыв с Катрин Денев ошеломил Мастроянни, но спустя время он говорил о своей душевной ране почти спокойно и отстраненно, что, возможно, было несколько наигранно: «Идеальная женщина — изумительное создание. Она приносит вам счастье и удовлетворение. Когда я впервые встретил Денев, я был убежден, что она и есть мой идеал. Потом я узнал ее получше и понял, что это не совсем так. Она — просто Катрин Денев, мать моей дочери Кьяры». Еше одной женщиной, занимавшей в жизни Мастро-янни особое место, была актриса Софи Лорен. «Софи Лорен — идеальная партнерша. Я очень ценю ее. — говорил Марчелло. — Она олицетворяет для меня преданную жену-любовницу, хорошую мать, отличного друга... Я верю в то, что наш "роман" еще не закончился. Каждая новая встреча аккумулирует в наших душах новый заряд энергии. И это так прекрасно...» Актерская пара Мастро-янни—Лорен была самой знаменитой в мировом кинематографе. Впервые они появились вместе в картине «Жаль, что он такой каналья...». Вместе они сделали 12 фильмов, которые вобрали в себя целую жизнь. («Брак по-итальянски», «Вчера, сегодня, завтра», «Подсолнухи», «Необычный день» и др.). Уже имея за плечами более полутора сотен ролей, Мастроянни все еще стремился к новым экспериментам, к новым работам. Причем предпочитал работать в картинах, которые снимали не в студиях. Обожающий путешествия, актер радовался любой возможности узнать и открыть что-то новое для себя в людях, городах, странах. «Кино забрасывает тебя туда, куда ни одно туристское агентство не посоветовало бы ехать, — говорил он. — К тому же никакой турист, самый богатый или знаменитый, не смог бы так глубоко познакомиться с природой, страной и ее народом. Даже если существует языковой барьер, в конце концов, всегда сумеешь договориться. И еще... входить в дома, видеть и делать то, что не дозволено даже президенту». В Лондоне актер снялся у выдающегося режиссера Джона Бурмана в картине «Последний лев», много работал в Берлине, в Париже, Америке. Дважды побывал Марчелло Мастроянни в России. «И натерпелись же мы там холода...» — первое и самое яркое впечатление актера от этого путешествия. Фильм Никиты Михалкова «Очи черные», сниматься в котором приезжал в Россию Марчелло, имел в Италии потрясающий успех. Его роль «иноземного гостя» Романе, полюбившего русскую провинциальную женщину, стала одной из лучших и принесла ему награду на кинофестивале в Венеции. За всю свою более чем 40-летнюю кинокарьеру актер работал с известными режиссерами — Витторио Де Сика, Пьетро Джерми, Федерико Феллинни, Марко Беллокио, Лукино Висконти. Из всех своих фильмов, по словам * Мастроянни, дороги ему были всего лишь десять-двенадцать — «Брак по-итальянски», «Сладкая жизнь», «Восемь с половиной», «Последний лев», «Очи черные» и некоторые другие. «Остальных я не помню. Даже их названий... Конечно, были и ошибки... Актер, который утверждает, что он ни разу не ошибся, меня пугает... В диаграмме жизни нужны падения и взлеты, — говорил он. — После падения более приятно взбираться на вершину». Последним в кинокарьере знаменитого актера стал фильм «Три жизни и одна смерть» (1996 г.), в котором он сыграл вместе с дочерью, молодой актрисой Кьярой Мастроянни. Перейдя в конце жизни от ролей героев-любовников, идеальных мужей, прожигателей и бонвиванов — героев с отрицательным обаянием, — к так называемым возрастным ролям, Мастроянни говорил: «В молодости мне всегда ; казалось, что достаточно быть красивым и носить модный галстук. Однако наступает час, когда морщины на лице становятся красивее галстука, а типажи, которых изображаешь, оказываются столь же сложными, как и живые люди». Умер Марчелло Мастроянни в Париже 19 декабря 1996 г. от рака поджелудочной железы. Еще при жизни в мире его считали непревзойденным гением итальянского кино, а соотечественники называли просто и ласково «Наш Синьор Чинема».