Спонсоры:
Спонсоры:

Ларошфуко Франсуа де

Путь к счастью, доступный каждому, лежит в понимании собственной природы и умении ограничить эгоистические порывы, чтобы не нанести вреда другим: «Дальновидный человек должен определить место для каждого из своих желаний и затем осуществлять их по порядку. Наша жадность часто нарушает этот порядок и заставляет нас преследовать одновременно такое множество целей, что в погоне за пустяками мы упускаем существенное». Эрудиция Ларошфуко поражала многих современников. Он великолепно знал труды древних мыслителей, не говоря уже о Декарте, Монтене, Грасиане. И все же в его афоризмах явственно слышатся отзвуки эпохи, колорит интеллектуальной французской мысли XVII в. На этот общий фон наслоились, безусловно, и личные наблюдения. Во многих максимах проступают горечь и разочарования, выстраданные душой. Вероятно, отсюда и парадоксальность Ларошфуко, не желавшего плоско и прямолинейно заниматься морализаторством. Он искал в поступках и действиях скрытую пружину лицемерия, притворства людей, прикрывающихся маской добродетели. Да и сам моралист нередко выступал в роли скептика, циничного наблюдателя, перед которым проходят сановные ряженые, скрывающие истинное лицо. Доставалось от Ларошфуко и показным доброхотам, бравирующим своей добродетелью: «Люди делают добро часто лишь для того, чтобы обрести возможность безнаказанно творить зло». Впрочем, и внешне благородные качества человека нередко лишь кажутся таковыми: «Примирение с врагами говорит лишь об усталости от борьбы, о боязни поражения и о желании занять более выгодную позицию»; «У большинства людей любовь к справедливости — это просто боязнь подвергнуться несправедливости». Как видим, любовь и дружбу Ларошфуко ценил очень высоко, раз считал их проявления редкостью. По-видимому, житейский опыт приводил его именно к такому заключению. Ведь истинная любовь и дружба бескорыстны, они не имеют отношения к себялюбию — важнейшему, по мнению автора, свойству личности. Благородные отношения, предполагал Ларошфуко, превратились в сплошной обман и лицемерие. Люди клянутся в дружбе, любви и верности, а отвернувшись, тут же предают друзей и любимых. В глаза говорят о равенстве, равноправии, а за глаза при любом удобном случае стремятся возвыситься с помошью клеветы и наветов на своих соратников. Естественные инстинкты, понятые как себялюбие и корысть, извращают в нас то, что заложено мудрой природой, а именно разум: «Человек ныне не таков, каким был создан, и вот убедительнейшее доказательство этому: чем разумнее он становится, тем больше стыдится в душе сумасбродства, низости и порочности своих чувств и наклонностей». Пожалуй, нет области человеческих отношений, которая не нашла бы отражения в афоризмах писателя. Все пороки и достоинства, чувства и душевные проявления, величие помыслов и низость человеческих страстей выставлены Ларошфуко, как на богатой ярмарке жизни. Его парадоксы иногда ставят в тупик, лаконизм ошеломляет, изысканность фраз вызывает тот же восторг, какой мы испытываем при знакомстве с произведениями искусства. Максимы удовлетворяют самый утонченный вкус, благодаря им мы и сегодня имеем великого собеседника Франсуа де Ларошфуко, о котором можно сказать с уверенностью: с ним не соскучишься! Возможно, некоторые читатели, знакомые с парадоксальными, а иной раз и экстравагантными высказываниями французского острослова, увидят в нем склонность к нарочитости, желание эпатировать публику. Что-то, конечно, от эпатажа у Ларошфуко есть. Но этот эпатаж не самоцель, а стремление показать всю сложность, противоречивость, изнанку человеческой натуры. И уж наверняка очевиден нравственный пафос философа-моралиста. Ведь для того чтобы стать лучше, необходимо знать о себе все. Афоризм, возможно, самый короткий путь к улучшению человеческих нравов. Как сказал сам Ларошфуко: «Истинное красноречие — это умение сказать все, что нужно, и не больше, чем нужно».