Спонсоры:
Спонсоры:

Милошевич Слободан

В 1984 г. Милошевич возглавил белградскую партийную организацию. Его позиция импонировала многим партий-шм — сторонникам «твердой руки». Но в связи с такой позицией у него появилось и много политических противников. Вот здесь и понадобилась помощь Стамболича, когда через два года началась борьба за пост председателя ЦК Союза коммунистов Югославии. Слободан, хоть и с небольшим перевесом, победил. В том же году появился печально известный меморандум сербской Академии наук о притеснениях сербов в Хорватии и Боснии. Руководство Сербии осудило меморандум как националистический, и только Милошевич не спешил это делать. Он ощутил настроение общества и своим молчанием обыграл оппонентов. Его уже тогда считали человеком многоликим. В зависимости от своих целей он мог быть обаятельным и жестоким, добросердечным и хладнокровным, оппортунистичным и бесстрашным. Слобо был прекрасным оратором, единственным, кто выступал без бумажки; говорил короткими фразами, используя простые и понятные народу слова. Его считали прекрасным полемистом. 24 апреля 1987 г. Милошевич находился в Косово, где проходила демонстрация сербов и черногорцев против албанцев. В короткой речи он сказал: «Никто не имеет права уничтожать вас», — а на следующий день сделал еще одно заявление: «Албанские сепаратисты и националисты должны знать: тирании больше не будет!» После этого в глазах миллионов сербов Милошевич стал знаменем сербского национализма. Это был его звездный час. Обвинив Стамболича, что тот мало делает для своего народа, Милошевич устранил его от власти. Теперь он стал единоличным лидером. Сразу же началась чистка партийных организаций и средств массовой информации от сторонников Стамболича, обвиненных в «отрыве от народа и его чаяний». Многие, знавшие Милошевича лично, отмечали, что он напрочь лишен эмоций, никогда не повышает голос; его нормальное состояние — «пугающая задумчивость»; он не верит ни в какие идеалы, и для него не проблема пойти на контакт с заклятым врагом и разорвать отношения с другом. Через 2 года Милошевич начал так называемую «антибюрократическую революцию». В прессе эта акция была объявлена «новой народной политикой», «демократией улиц». Это добавило популярности Милошевичу и развязало ему руки. Он быстро сменил руководителей в сербском автономном крае Воеводине, а затем и в Черногории. Однако в Словении и Хорватии к его политике отнеслись с большим подозрением, опасаясь проявлений националистических амбиций сербов. Затем недовольство стали проявлять Босния и Македония. Подозрение быстро превратилось в реальность: были резко ограничены права автономий Косово и Воеводины. Федерация стояла на грани развала. В 1989 г. Милошевич, спровоцировав в Косово чрезвычайную ситуацию, ликвидировал автономию края. Будущее, однако, показало, что это было серьезной политической ошибкой, которая привела к войне, революции и отставке самого Милошевича. Он стал автором югославской трагедии. О нем писали: «К несчастью для Балкан, Милошевич — воплощение воинствующего сербского национализма и политического режима авторитарной этнократии, главной целью которых является создание Великой Сербии». Стремясь к созданию Великой Сербии, Милошевич хотел объединить все земли, где жили сербы. Поэтому он легко согласился на потерю Словении и Македонии, поскольку сербского населения там почти не было, но Боснию и Хорватию терять не желал — там проживало много сербов, и эти территории по плану Милошевича должны были быть присоединены к Сербии. Проведению в жизнь этого плана поспособствовали своими действиями националистические лидеры Хорватии и Боснии — Ф. Тудж-ман и А. Изетбегович. В 1991 г. Милошевич пошел на провокацию, разместив на территории Хорватии сербские войска. Так образовалась Сербская Краина. Хорваты предложили предоставить ей широкую автономию, но Милошевич отказался. Результатом этого стала война. Аналогичная ситуация сложилась в Боснии и Герцеговине, где Милошевич снабжал сербов оружием, деньгами, давал указания. Здесь проводились этнические и религиозные чистки. Эти «балканские войны» не были успешны для Милошевича, но в ходе их сербский президент проявил редкое умение делать неожиданные шаги буквально в последний момент. Когда Совет Безопасности ООН принял решение о введении эмбарго на торгово-экономические отношения, больно ударившие в первую очередь по Сербии, Милошевич согласился передать сербские районы Хорватии, а затем и Боснии, под контроль ООН. Это привело к тому, что у него появился серьезный противник в лице Сербской радикальной партии, ранее поддерживавшей его. Радикалы обвиняли Милошевича в предательстве сербских интересов. Тогда, стремясь привлечь на свою сторону отшатнувшуюся было от него часть населения, он пошел на демократические перемены: Союз коммунистов был переименован в Соцпартию, проведены выборы на многопартийной основе. В декабре 1992 г. Милошевича избрали президентом Сербии, а еще через 5 лет, пообещав проведение рыночных реформ без шоковой терапии, он стал президентом Союзной республики Югославия. Все это было в духе Милошевича: коммунист, националист, социалист и антинационалист, возрождающий союз братских республик (Сербии и Черногории). Подтверждалась мысль о том, что у него нет позиций, определенных раз и навсегда, что он исповедует те идеи, которые выгодны на данный момент. Милошевич поддерживал хорватских сербов, провозглашавших Сербскую Краину, а когда в 1995 г. Ф. Туджман ввел туда танки, палец о палец не ударил, чтобы помочь соотечественникам. Тогда же он заставил руководство боснийских сербов подписать очень болезненный для них мир и согласиться на значительные территориальные уступки. Загнанный в глухой угол, Слобо всегда находил правильный выбор.

Читать дальше