Спонсоры:
Спонсоры:

Мухаммед (Магомет, Магомед)

После смерти деда опеку над Мухаммедом взял старший сын Мутталиба и дядя будущего пророка Абу Талиб, который стал главой клана Хашимитов, ведал распределением налогов, успешно занимался торговлей, был состоятельным и уважаемым человеком. Так что беден Мухаммед, как утверждают некоторые его биографы, скорее всего, не был. Свои обязанности опекуна Абу Талиб выполнял вполне добросовестно. Конечно, и речи не было о том, чтобы учить воспитанника чтению и правописанию — большинство курайшитов были неграмотными. Обучение стоило дорого, и грамоте учили только тех, кому она могла существенно пригодиться в будущем. Мухаммед же, сирота и фактически неимущий, видимо, не относился к числу тех мальчиков, которых стоило обучать. Образование его, впрочем как и большинства его сверстников, сводилось к посильному участию в занятиях взрослых. Помогая старшим, постепенно Мухаммед научился всем тонкостям торговли: умению обращаться с товарами, взвешивать их, упаковывать и хранить, различать их качество и ценность. Отсутствие по-настоящему близких людей должно было рано приучить Мухаммеда к сдержанности в проявлении своих чувств, выработать привычку оставаться наедине со своими мыслями. Впрочем, наедине с самим собой ему приходилось бывать довольно часто. Лет с десяти он считался уже достаточно взрослым, чтобы пасти скот в окрестностях Мекки и на удаленных пастбищах. Но если Мухаммед и был довольно замкнутым ребенком, то отнюдь не угрюмым. Очень быстро он завоевал симпатию своего дяди Абу Талиба, который, полюбил его и стал относиться к племяннику с большой заботой. Очевидно, уже в детские годы Мухаммед был наделен способностью привлекать к себе симпатии людей. Сам он о своем детстве и юности говорил впоследствии просто и лаконично: «Я был сиротой». Примерно к двадцати годам Мухаммед начал совершенно самостоятельную жизнь, без формальной опеки со стороны дяди. К этому времени определился род его занятий — он был человеком, сведущим в торговле, умел водить караваны, но не имел достаточно средств, чтобы вести самостоятельные торговые операции. Поэтому юноша вынужден был наниматься к более зажиточным торговцам в качестве приказчика, проводника караванов или торгового агента. По словам арабских историков, Мухаммед отличался прекрасным характером, честностью и добросовестностью. Впрочем, его профессия действительно требовала от человека и ума, и сообразительности, и честности, и заботы о вверяемых ему товарах. Поскольку дела Мухаммеда шли хорошо, значит, люди ему доверяли, и нет основания не верить тому, что он был в глазах мекканцев человеком безукоризненной репутации, вполне справедливо заслужившим прозвище Правдивый, которым якобы наградили его курайшиты. Первые пять лет самостоятельной жизни внешне ничего не изменили в судьбе Мухаммеда — он все так же нанимался погонщиком верблюдов, выполнял торговые поручения. Свои собственные небольшие средства, доставшиеся ему по наследству, Мухаммед тоже пускал в оборот, но прибыль его была ничтожной. Во внутреннем его мире в эти годы протекали скрытые от посторонних взглядов сложные перемены. Возможно, они привели к усилению и углублению того интереса к религиозным проблемам, который обнаруживался у него и раньше. К тому времени он уже был знаком со взглядами аравийских монотеистов-ханифов, в учениях которых древние арабские культы причудливо переплетались с идеями единого Бога и личного бессмертия человека, близкими иудаизму и христианству. Мухаммед подобно ханифам соблюдал традиционные посты — три раза в год, в течение сорока, девяти и семи дней, не принимая ни крошки пищи, ни. глотка воды. Особенно трудно ему было не пить в жару целый день — жажда мучила нестерпимо. Зато, пересилив себя, юноша испытывал гордое чувство исполненного долга и чистоты. Но все же в этот период вопросы веры не были главными в его внутренней жизни. В 595 г. на способного торгового агента Мухаммеда обратила внимание богатая мекканская негоциантка Хадиджа — вдова, пережившая двух мужей, женщина почтенная и всеми уважаемая. Сорокалетняя Хадиджа искренне полюбила Мухаммеда и сама предложила ему жениться на ней. Ни минуты не колеблясь, он с радостью принял ее предложение. Женитьба на богатой вдове нисколько не уязвляла его чести — Хадиджа пользовалась хорошей репутацией и отличалась не менее благородным происхождением, чем Мухаммед, — она была дочерью Хувайлида, прямого потомка прославленного Курайша. Вряд ли молодой человек ожидал, что женитьба на Хадидже может принести ему большую любовь. Однако случилось именно так. Мухаммед полюбил жену искренне и глубоко, на всю жизнь. В этом смысле любовь Мухаммеда и Хадиджи вполне соответствовала тому поэтическому идеалу, который господствовал среди арабов. Но в их отношениях присутствовало и то, что было неизвестно и в какой-то мере чуждо гениальным арабским поэтам, — красота и счастье гармоничного сочетания чувственной и духовной любви — полное доверие друг к другу, искренность, уважение. Пока Хадиджа была жива, Магомет не брал себе в жены других женщин. Она родила ему несколько скончавшихся в младенчестве сыновей и четырех дочерей (только одна из них ненадолго пережила своего отца). После смерти Хадиджи Мухаммед заключал большое количество браков. Право Пророка превысить разрешенное для мусульманина число жен (четыре) было специально обосновано кораническим «откровением». В большинстве своем его браки носили политический характер, укрепляя связи Мухаммеда с различными родо-племенными группами. Любимой женой Мухаммеда предание считает Аишу, дочь его ближайшего соратника Абу Бак-ра. После смерти Пророка она пыталась играть политическую роль в качестве хранителя и толкователя его заветов. Особой любовью Мухаммеда также пользовалась невольница Мария, родившая ему сына Ибрахима, умершего в младенчестве и горько оплаканного Пророком. Согласно преданию, у Мухаммеда было 11 официальных жен, девять из которых были живы в момент его кончины. Мужского потомства Пророк не оставил. Дочь Мухаммеда Фатима вышла замуж за его двоюродного брата и верного друга Аби Талиба. От потомков их сыновей происходят все довольно многочисленные в сегодняшнем мусульманском мире потомки «семьи Пророка» — сайиды и шарифы. Мухаммед смолоду любил одиночество и благочестивые размышления, часто удалялся в соседние с Меккой горы. Во время одного из периодов уединения ему стали являться видения, а затем — речения извне, позднее записанные по памяти с его слов и составившие священную книгу мусульман — Коран. Согласно традиции, впервые Мухаммед услышал обращенный к нему призыв в 610 г., когда ему было около 40 лет. Первоначально он испугался начавшихся «откровений», но затем уверился, что избран божеством в качестве посланника и Пророка, чтобы нести людям слово Божье. Первые «откровения», которые Магомет пытался передать своим сородичам, провозглашали величие единственного Бога Аллаха, отвергали распространенное в Аравии многобожие, предупреждали о грядущем воскрешении мертвых, Дне суда и наказаний в аду всех, кто не верует в Аллаха. Без устали проповедовал он о могуществе Аллаха, вменяя в обязанность всем людям исповедовать ислам, то есть полнейшую преданность и совершенное подчинение воле Аллаха. Нельзя медлить с обращением, возвещал он, ибо скоро наступит суд Аллаха: «Истинно, сбудется тогда наказание твоего Господа, и никто не сможет его отвратить. Небо поколеблется в тот день, и горы сдвинутся с мест своих. Горе тогда неверующим...» (сура 52). Самыми яркими красками рисовал он ужасы того страшного дня, адские муки, ожидающие неверующих, и райское блаженство, предназначенное верным исламу — мусульманам. Однако судный день все не наступал, и жители Мекки стали насмехаться над новоявленным Пророком. И все же постепенно вокруг Мухаммеда собралась группа сторонников. Мекканская верхушка начала преследовать и притеснять его последователей. Сам Пророк находился под зашитой своего рода и его главы — Абу Талиба, многие же из мусульман, спасаясь от гонений, уехали из Мекки. В какой-то момент (около 618—620 гг.) возникла возможность компромисса с мекканцами. Мухаммед якобы согласился признать особое положение при Аллахе почитаемых в Мекке богинь, а мекканцы — пророческую миссию Мухаммеда и первое место Аллаха среди богов. Однако примирение, нарушавшее главный принцип нового учения — строгое единобожие, не состоялось, и борьба обострилась. Тем временем ушли в мир иной Хадиджа и Абу Талиб. Мухаммед, лишившийся значительной части моральной поддержки и защиты, стал искать сторонников вне Мекки. В итоге около 620 г. он вступил в тайное соглашение с группой жителей Медины — крупного оазиса в 400 км от Мекки. Жившие там языческие и принявшие иудаизм арабские племена находились в состоянии затянувшихся междоусобиц, из которых они, по аравийскому обычаю, надеялись выбраться с помощью беспристрастного третейского судьи. В качестве такого судьи они и пригласили Мухаммеда, признав его пророческую миссию как основу его авторитета.

Читать дальше