Спонсоры:
Спонсоры:

Нострадамус Мишель (Мишель де Нотрдам)

image

(род. в 1503 г. — ум. в 1566 г.)

Великий французский врач и провидец. Автор пророческих «Центурий» и ряда ежегодных альманахов, в которых, по мнению некоторых исследователей, описана судьба человечества вплоть до конца света.

После известных событий 11 сентября 2001 года это четверостишие, якобы принадлежащее перу знаменитого французского прорицателя эпохи Возрождения, хотя бы раз слышал каждый. Журналисты не уставали повторять строки мрачного пророчества, заполняя мировой телеэфир апокалиптической картинкой рушащихся «близнецов». А как только горячая пыль теракта осела, подали голос скептики: это, мол, всего лишь свободный перевод, «подогнанный» любителями мистики под «черный вторник», у Нострадамуса речь идет, скорее, об извержении вулкана близ Неаполя (он же — Новый Город). И только у дотошного историка-нострадамусоведа (бывает и такое!) могло возникнуть чувство дежавю. Ведь этот спор длится вот уже почти пять веков, то затихая, то с новой силой разгораясь после очередных трагических событий, которыми богата жизнь человечества. Мишель родился в 1503 году в Сент Реми, в Провансе в семье крещеных евреев. По мнению некоторых исследователей, его предки принадлежали к древнему иудейскому роду Иссахар, наделенному даром пророчества. Тем не менее, мы ничего не знаем о паранормальных способностях у других членов семьи Нострадам. Оба деда Мишеля, Пьер Нострадам и Жан де Сент Реми, были очень образованными людьми, влиятельными врачами, которым не боялись доверить свое здоровье даже августейшие особы. Отец его служил нотариусом. К образованию мальчика в семье подошли очень серьезно. С младых ногтей под бдительным присмотром дедушек он стал изучать основы медицины (в том числе и народной, с использованием целебных трав), алхимии, а также языки — греческий, латинский и древнееврейский. Папа обучал сына точным наукам — математике и «небесной» астрологии. К тому же, в семье тайно продолжали исповедовать иудаизм, так что в «образовательной программе» Мишеля не обошлось и без каббалистики. Мальчик оказался очень способным учеником. Когда в 1529 г. Мишель стал студентом университета в Монпелье, он понял, что ему здесь просто нечего делать. Сын нотариуса во многом оказался образованнее некоторых профессоров. Вскоре он доказал это на практике. Во Франции бушевала бубонная чума, и молодой лекарь, еще не получивший диплома, порой творил чудеса там, где маститые седовласые медики опускали руки. Дело в том, что медицина того времени могла противопоставить страшной эпидемии разве что кровопускания и клистиры. Мишель же лечил травами, чистой родниковой водой и... преуспевал. Не удивительно, что к концу обучения в университете он обзавелся немалым количеством завистников и недругов. Они постарались, чтобы он не получил ни диплома бакалавра, ни лицензии... К счастью, за врача — героя борьбы с эпидемией — заступились друзья и многочисленные спасенные им люди. Затем Мишель отправился в странствие по настоящему пеклу, умирающим французским городам. Каркассон, Тулуза, Нарбонн, Бордо... Не страшась заразы, Нострадамус прямо на зачумленных улицах раздавал простым людям лекарства — особые розовые пилюли, богатые витамином С. Он втолковывал тем, кого еще не коснулась болезнь, как важно соблюдать элементарные правила гигиены. Его «старшим коллегам» такое лечение казалось диким и слишком простым. Они зарабатывали на чужом горе огромные состояния, а потом попросту удирали из зараженных городов. В 1529 г. Нострадамус ненадолго возвращается в Мон-пелье, получает диплом доктора медицинских наук и снова отправляется в путь, на помощь страждущим. Верхом на муле, обвешанном мешочками с травами и связками книг, он возвращал надежду тем, кто давно ее утратил. Вернуться к оседлой жизни Нострадамуса заставило письмо великого врача, ученого и поэта того времени Жюля Ска-лигера. Мудрец, уступавший в славе разве что знаменитому Эразму Роттердамскому, пригласил молодого доктора к себе в Ажан. Здесь Мишель нашел то, о чем так давно мечтал: понимание и новые знания. А еще — красавицу-жену и двоих детей. К сожалению, счастье его было недолгим. В борьбе с чумой он оставил тылы неприкрытыми, а когда понял, что болезнь уже подобралась к его дому, было слишком поздно... Все, кого он любил, оказались на ажан-ском кладбище. Стервятники-злопыхатели не заставили себя долго ждать. «Какой же он лекарь, — кричали они, — если не сумел спасти собственных детей!» И Мишель снова уехал, куда глаза глядят. У этого вынужденного путешествия, помимо желания развеять печаль, была еще одна причина. Талантливым лекарем заинтересовалась инквизиция. Семь лет (с 1538 по 1545 г.) он скитался по Европе. Что происходило в жизни доктора в этот период, доподлинно неизвестно. Существует легенда, что судьба занесла его в Италию. Путешествуя по этой стране, он однажды встретил бедного монаха-францисканца. К удивлению всех окружающих, Мишель преклонился перед ним и поцеловал полу его сутаны. Минуло сорок лет — и уже кардиналы склоняли голову перед этим монахом, теперь Папой Римским.

Читать дальше