Спонсоры:
Спонсоры:

Ленин Владимир Ильич

Захват руководства страной в октябре 1917 г. потряс лидера большевиков. В беседе с Троцким у него вырвалось: «Знаете, от преследований и подполья прийти вдруг к власти... Es schwindelt (Голова кружится)». И голова действительно закружилась — от возможности строить свой идеал, используя свои собственные методы, без учета норм «буржуазной» морали. В марте 1919 г. Владимир Ильич писал: «Еще недолго, и мы увидим победу коммунизма в мировом масштабе, мы, думается мне, сделаем из золота общественные отхожие места на улицах некоторых самых больших городов мира». Конечно, при достижении столь грандиозной цели миллионы сограждан, брошенных в мясорубку Гражданской войны, стали просто пылью под ногами. Не удивляет и следующее заявление: «Принципиально мы [большевики! никогда не отказывались и не можем отказаться от террора». Поэтому расстреливались политические противники, заложники, взяточники, дезертиры, доносители, возвратившиеся без разрешения из-за границы, и множество других, виновных и невиновных. В среднем ежемесячно ЧК и ревтрибуналы расстреливали более 16 тыс. человек. А война? А голод? С осени 1917 по 1922 г. численность населения страны сократилась на 13 млн человек. Из них только 2 млн эмигрировало. С первых же шагов попытки Ленина создать новое справедливое общество натолкнулись на стену, создаваемую человеческой натурой, в особенности в ее российском варианте. Началось разложение руководящих кадров. Мультимиллионер Арманд Хаммер, которого с восторгом принимало правительство России, в 1920-е гг. на вопрос, как ему удалось разбогатеть во время Гражданской войны в нищей и разоренной стране, цинично заметил: «Надо просто дождаться революции в России. Как только она произойдет, следует ехать туда, захватив теплую одежду, и немедленно начать договариваться о заключении торговых сделок с представителями нового правительства. Их не более трехсот человек, поэтому это не представляет большой трудности». А вот еще пример: в апреле 1920 г. выяснилось, что ответственные комчиновники воруют конфискованные у буржуев бриллианты в святая святых валютных резервов страны — Гохране. Достаточно было снять телефонную трубку, и перепуганные служащие выдавали «на нужды революции» все что угодно. Среди пользующихся «телефонным правом» оказались П. Дыбенко, Н. Крыленко, А. Коллонтай и многие другие. Вместо того чтобы наказать истинных виновников, Ленин принудил их вернуть «экспроприированное». Служащих же Гохрана расстреляли. Вот так вождь мирового пролетариата понимал справедливость даже в таком простом вопросе, как откровенное воровство и использование служебного положения в корыстных целях. Политика большевиков не могла не вызвать протестов. Одним из самых ярких и трагических был знаменитый Кронштадтский мятеж (март 1921 г.), в котором участвовали не только матросы военной крепости, но и рабочие. Восстание было жестоко подавлено, а после него началась расправа с политическими оппонентами, в том числе и идейно близкими. X съезд партии запретил все оппозиционные группы даже внутри партии. Со второй половины 1921 г. Ленин начал ощущать недомогание на почве нервного истощения. Сверхчеловеческое напряжение этих лет не прошло даром. Возможно, сказалось и тяжелое ранение, полученное в августе 1918 г. от руки эсерки-террористки Фанни Каплан. Лидер страны опасался склероза мозга, которым страдал его отец, и паралича. В мае 1922 г. Ленина сразил первый инсульт, от которого он частично оправился только через 4 месяца. Некоторое время он еще мог исполнять государственные обязанности в щадящем режиме, но в декабре врачи потребовали отказаться от работы. Полностью последовать их совету Ленин не хотел и успел написать несколько статей и важных документов. Но 10 марта 1923 г. его поразил второй удар, закончившийся полной потерей речи. Говорить и писать его учила Надежда Константиновна заново. 21 января 1924 г. Владимир Ильич скончался в Горках. Последнее время он практически не участвовал в государственной жизни страны. Еще 18 декабря 1922 г. Политбюро установило жесткий режим ограничения информации для больного, мотивируя это заботой о его здоровье. Строго регламентировались посещения. «Наследники», и в первую очередь Сталин, начали борьбу за власть.