Спонсоры:
Спонсоры:

Распутин Григорий Ефимович

Положение Распутина при дворе не могло не вызывать зависти и злобы ущемленной им части высшего духовенства, аристократии и чиновничества. Антираспутин-ская партия, главой которой был Великий князь Николай Николаевич, бросила все силы на его свержение. Председатель Совета министров Коковцев вспоминал, что газетная кампания против Распутина носила организованный характер. О нем начинают распространяться компрометирующие слухи, порочащие не только «старца», но и царицу Александру Федоровну. Ее фрейлина Софья Ивановна Тютчева, тесно связанная с окружением Николая Николаевича, активно участвовала в сборе и распространении сплетен, за что ее по настоянию царицы удалили от двора. Но слухи о крайне непристойном и разгульном поведении Распутина уже активно муссировались в светиком обществе. Поговаривали даже о слишком близких отношениях Григория и царицы, что сильно подрывало авторитет монархии (эти слухи решительно опровергаются Э. Радзин-ским в книге «Распутин»). Говорили, что, используя свое огромное влияние на Александру Федоровну, Распутин брал взятки за продвижение людей по карьерной лестнице. Следователь комиссии Временного правительства В. Руднев писал: «При осмотре бумаг министра внутренних дел Протопопова было найдено несколько типичных писем Распутина, всегда говоривших только о каких-либо интересах частных лиц, за которых Распутин хлопотал. Среди бумаг Протопопова, так же, как и среди бумаг всех остальных высокопоставленных лии, не было найдено ни одного документа, указывающего на влияние Распутина на внешнюю и внутреннюю политику». Комиссия Временного правительства, допросившая многие десятки лиц, посещавших Распутина, установила, что он нередко получал деньги от просителей за удовлетворение их ходатайств. Как правило, это были лица состоятельные, просившие Григория передать на Высочайшее имя свою просьбу или ходатайствовать в том или ином министерстве. Деньги давали добровольно, Распутин их тратил на кутежи, в которых время от времени участвовал, и раздавал другим просителям — победнее. В окружении Великого князя Николая Николаевича возник заговор с целью убийства «старца». Его активными участниками были двоюродный брат Николая II Дмитрий Павлович, князь Феликс Юсупов и депутат Государственной думы В. М. Пуришкевич. Первое покушение состоялось 29 июня 1914 года в селе Покровском. Мещанка Хиония Гусева, вдохновленная давним врагом Распутина епископом Илиодором, ударила Григория ножом. Но «старец» был лишь ранен и быстро поправился. Следующий удар был нанесен два года спустя. 19 сентября 1916 года В. М. Пуришкевич произнес в Государственной думе страстную речь против Распутина. Основной идеей ее было: «Не должен темный мужик дольше править Россией!» Заговорщикам не терпелось самим взять бразды правления, и поэтому исполнение задуманного не стали откладывать. 16 декабря 1916 года Ф. Юсупов пригласил «старца» в свой особняк. По утверждению А. Симановича, секретаря Распутина, он многократно уговаривал Григория Ефимовича не выходить из дома, так как боялся покушения. Но по неизвестной причине Распутин все-таки принял приглашение. По воспоминаниям Пуришкевича, при встрече Юсупов по русскому обычаю расцеловался с Распутиным. Григорий неожиданно насмешливо воскликнул: «Надеюсь, это не иудино лобзанье!» «Старца» собирались отравить цианистым калием, но он съел несколько пирожных с ядом без всяких последствий. Посоветовавшись, заговорщики решили его застрелить. Сначала стрелял Юсупов, но Распутин был лишь ранен. Он бросился бежать, и тогда в него несколько раз выстрелил Пуришкевич. Григорий упал только после четвертого выстрела. Убийцы завернули тело Распутина в штору, обмотали веревкой и опустили в прорубь у Крестовского острова. Как выяснилось позже, под лед его бросили еще живым. Когда тело обнаружили, то при вскрытии выяснилось, что легкие были полны воды: Распутин пытался дышать и захлебнулся. Правую руку он высвободил из веревок, пальцы на ней были сложены для крестного знамения. Полиция сразу же выяснила имена участников убийства. Но отделались все они очень легко — Юсупова отправили в собственное имение, Великого князя — на фронт, а Пуришкевича вообще не тронули. Григория Распутина скромно похоронили в Царском Селе. Однако покоился он там недолго. После Февральской революции его тело выкопали и сожгли на костре. По словам Павла Милюкова, крестьяне говорили о Распутине так: «Вот, в кои-то веки добрался мужик до царских хором — говорить царям правду, и дворяне его убили». Так кто же все-таки был Григорий Распутин? Обычный проходимец, использовавший свое положение для обогащения и удовлетворения властных амбиций, или духовный наставник царской семьи, целитель наследника, хранитель царского престола? Пока на этот вопрос нет ясного ответа. Понятно только, что личность этого человека неоднозначна. При жизни и после смерти Распутина много раз предпринимались попытки провести расследование его жизни и деятельности. Но практически все они были тенденциозны, освещали проблему с точки зрения каких-либо политических сил. Ближе всех к разгадке личности этого загадочного человека подошел Э. Радзинский, который собрал и обобщил в своем исследовании огромный исторический материал как о времени воцарения сибирского пророка, так и о нем самом. И все же историк О. Платонов в своем монументальном исследовании, посвященном Григорию Распутину, писал: «Нет ни одной статьи, я уже не говорю о книге, где бы жизнь Распутина рассматривалась последовательно, исторически, опираясь на критический анализ источников. Все существующие ныне сочинения и статьи о Распутине являются пересказом — только что в разных комбинациях — одних и тех же исторических легенд и анекдотов, большая часть которых является откровенным вымыслом и фальсификацией». К сожалению, несмотря на тщательность и подробность исследований, книга Платонова также не свободна от некоторой тенденциозности. По-видимому, за отсутствием непротиворечивых и заслуживающих доверия свидетельств уже практически невозможно объективно охарактеризовать феномен Распутина. Несомненным останется лишь глубокий след, оставленный им в истории России.