Спонсоры:
Спонсоры:

Рембрандт

Еще больше споров вызывало другое, не менее знаменитое полотно художника — «Даная». Многие специалисты утверждают, что изображенный на нем сюжет не соответствует мифу о дочери аргосского царя Акрисия, к которой под видом золотого дождя проникает Зевс. Ведь в картине Рембрандта этот мифический облик Громовержца отсутствует — есть лишь сияние, к которому прикован взгляд молодой женщины. Какие только исторические персонажи не предлагались на роль героини: Вирсавия и Сусанна, Леда и Далила, Лия и Семела, Агарь и Сарра... Называлось всего одиннадцать претенденток, вплоть до сладострастной Мессалины. Вторая загадка картины была связана с прототипом персонажа. Ведь «Даная», написанная в 1636 г., переписывалась Рембрандтом в 1645 г., когда Саскии уже не было в живых. Разрешить обе задачи «помог» трагический случай. Субботним утром 15 июля 1985 г. хранящееся в Эрмитаже бесценное полотно было облито неизвестным мужчиной серной кислотой. Прежде чем преступника (душевнобольного человека) удалось схватить, он успел нанести холсту еще два ножевых удара. Двенадцать лет шло спасение шедевра, и сделанные в ходе реставрации многочисленные «рентгенограммы», спектральный и стилистический анализы позволили рассеять все загадки. Сегодня можно с уверенностью утверждать, что название картины соответствует сюжету, а Саскию, так же как и ее место подле себя, Рембрандт заменил другой женщиной — молодой вдовой Геертье Диркс, сыгравшей не лучшую роль в его жизни. Всего одиннадцать лет прожил художник в счастливом браке с Саскией. В 1642 г. тридцатилетняя красавица скончалась от туберкулеза, оставив Рембрандту свою живую копию — единственного сына Титуса. Годы их союза, которые принято считать самыми легкими и радостными в жизни живописца, вдохновляли его на значительные творения исторической тематики (серия полотен из жизни Христа, выполненная по заказу принца Оранского, 1632— 1646 гг.; «Неверие Святого Фомы», 1634 г.; «Жертвоприношение Авраама», 1635 г.; «Пир Валтасара», 1635— 1636 гг.; «Ослепление Самсона филистимлянами», 1636 г.). Каждое из них — смелый шаг вперед в осмыслении художником общечеловеческих истин и ценностей, достижении им живописного совершенства. Они поражают не только психологизмом, но и новыми пространственно-композиционными решениями, мощными уверенными мазками, контрастами светотени и динамизмом. В 1642 г. Рембрандт пишет еще один групповой портрет — на этот раз по заказу стрелков роты капитана Бан-нинга Кока. Огромное полотно ошибочно получило название «Ночной дозор». Лишь после реставрации в 1946—1947 гг., когда с него были сняты лак, копоть и грязь, выяснилось, что действие на холсте происходит днем. Ослепительно яркое солнце, словно вырвавшееся из-за тучи, освещает движущуюся группу вооруженных людей. Его диковинный свет выхватывает из прозрачной мглы отдельные фигуры, поблескивает на шлеме и острие копья, рождая ощущение приподнятости и взволнованности. А на границе света и мглы — загадочный образ странной среди стрелков маленькой девочки в белом. Кто она — детский облик «маленькой фрисландки» или олицетворение самой Голландии, нуждающейся в защите? Этот вопрос до сих пор остается без ответа. Заказчики остались недовольны картиной: ведь они платили деньги за собственные портреты, а не за изображения «призраков». По достоинству она была оценена лишь после смерти художника, когда его соотечественник Самуэль ван Хоогстратен написал в своем трактате: «Рембрандт великолепно выполнил свою задачу в картине с амстердамскими гвардейцами, хотя многие полагают, что это большое полотно он написал, руководствуясь собственным взглядом на вещи, а не правилами создания портретов, подобных тому, что был ему заказан. Но сколько бы ни критиковали это произведение, ему поистине суждено пережить все те картины, что берутся с ним соперничать, ибо оно так хорошо по замыслу, так совершенно по исполнению, в нем столько огня, столько движения, что все картины рядом с ним выглядят игральными картами». Далекие потомки Баннинга Кока осознали всю правоту этих слов. В 1956 г., в дни празднования 350-летия со дня рождения Рембрандта, они устроили в Амстердаме театрализованное шествие, во время которого жители города во всех подробностях увидели «ожившую» картину художника. Между тем, с 1642 г., с неприятия «Ночного дозора» и смерти Саскии, в жизни Рембрандта началась черная полоса. Он вступил в пору потерь, унижений и нищеты. Несчастья следовали одно за другим. Сначала была скандальная история с Геертье Диркс, няней Титуса. После шести лет близости с художником она подала на него в суд, обвинив его в нарушении обещания жениться на ней. Вряд ли Рембрандт мог дать его. Ведь по завещанию Саскии в случае повторного брака он терял право на наследство, а его финансовые дела в то время оставляли желать лучшего. Дальнейшая судьба Геертье — она была помещена в исправительный дом за развратное поведение — тоже наводит на мысль о том, что Рембрандт не мог думать о ней как о законной супруге. Из-за условий завещания, видимо, не стала его женой и другая избранница — Хендрикье Стоффельс, простая деревенская девушка, приехавшая в 1647 г. в Амстердам в поисках работы. Поступив в услужение к Рембрандту, она вскоре становится для него нежной и преданной подругой, а для Титуса и родившейся в 1654 г. Корнелии — заботливой матерью. Казалось бы, художник снова обрел дом и семью. Но на смену личному одиночеству приходит одиночество творческое. Рембрандт получает все меньше заказов: многие не хотят обращаться к «строптивому» художнику, не учитывающему изменившиеся вкусы заказчиков, да и спрос на произведения искусства из-за первой англо-голландской войны падает. В эти годы Рембрандт особенно много работает над офортами. «Пейзаж с мельницей», «Христос, исцеляющий больных» (или «Лист в сто гульденов», называемый так из-за его высокой цены еще при жизни художника), «Пейзаж с руинами на горе», «Три креста», «Мост Сикса» — подлинные шедевры графического искусства Рембрандта. Но поправить его материальные дела они уже не в силах. Теперь уже нет никакой надежды на то, что он сможет выплатить оставшиеся 7 тысяч гульденов задом. В 1657 г. художник объявлен банкротом: 363 предмета из его имущества — коллекция произведений искусства, мебель, утварь, одежда — продаются с молотка. Но ни распродажа, ни организованная Хендрикье и Титусом фирма по торговле картинами уже не могут существенно поправить его материальное положение. В 1658 г. Рембрандт вынужден переселиться с семьей в маленький домишко, расположенный в бедном квартале города. Здесь были созданы самые зрелые творения мастера: «Отречение апостола Петра», «Аман, Ассур и Эсфирь», обе в 1660 г.; «Евангелист Матфей и ангел», «Апостол Варфоломей», оба в 1661 г.; «Портрет Иеремии Деккера», 1666 г.; «Еврейская невеста», 1665—1668 гг. и др. Среди последних работ Рембрандта — две особенно замечательные: «Заговор Цивилиса» (1661 г.) и «Синдики цеха суконщиков» (1662 г.). Ничего лучшего и более совершенного как по колориту и обрисовке характеров, так и по единству мысли и формы голландская живопись еще не знала. Тем не менее первая из них, заказанная городскими властями, была признана неудачной и вскоре убрана из ратуши. В сердце художника поселилась горечь обиды и разочарования. Вскоре к ней прибавилась горечь утрат: в 1663 г. умерла Хендрикье, а в 1668 г. наследственный туберкулез унес 27-летнего Титуса. Одинокий, больной и всеми забытый Рембрандт остался наедине с искусством. Именно оно красноречивее всяких слов говорит о его последних днях. Созданные им в 1669 г. автопортрет и картина «Возвращение блудного сына» — это его живописный эпилог трагического пути познания жизни. 4 октября 1669 г. к нему добавилась скупая запись в книге маленькой амстердамской церквушки Вестеркерке о смерти художника. Рядом с ней с дотошной голландской точностью перечислено все, что от него осталось: «Шерстяная и полотняная одежда и рабочие инструменты...» Подлинное же наследие Рембрандта мир открывает до сих пор.