Спонсоры:
Спонсоры:

Рильке Райнер Мария

С августа 1903 г. начинаются странствия Рильке по городам Европы. Он побывал в Италии, Швеции, Бельгии, Австрии, Египте, Испании, Венеции. До начала Первой мировой войны поэт объездил около пятидесяти различных городов. Он весь в движении, и не только в пространственном, но и в духовном, творческом. Одна за другой выходят зрелые книги лирики, ритмизованной прозы, в Берлине поставлена его пьеса «Повседневная жизнь». Несмотря на странствия, географическим центром жизни для Рильке в течение двенадцати лет оставался Париж. Там же жила Клара Рильке, лишь изредка встречаясь со своим беспокойным супругом. Однако серьезная и глубокая переписка между Райнером и Кларой не прерывалась ни на один год. В 1909 г. у Рильке появляются новые знакомые. Среди них издатель Антон Киппенберг, его жена Катарина, а вскоре возникает тесная дружба с княгиней Марией фон Турн унд Таксис, гранд-дамой в самом высоком смысле этого слова. Эта знатная, здравомыслящая женщина была восхищена Рильке, опекала его и осталась верна ему до самой его смерти. К ней Райнер, будучи чрезмерно чувствительным, всегда обращался в минуты сомнений и тревог. Однажды он рассказал ей о конфликтной ситуации, в которую поставила его одна из многочисленных поклонниц — страстных интеллектуалок, эротически возбужденных его поэтическим словом и его человеческой отзывчивостью, которые все чаще возникали на его пути. Мудрая княгиня ответила ему так: «Каждый человек одинок и должен с этим жить, а помощи искать должен не в других людях, но в той таинственной силе, которую мы в себе чувствуем, ничего не зная о ней и ничего не понимая. И кто же чувствует эту силу так, как не Вы, Вы — Богом обласканный, Вы — неблагодарный! И зачем Вам непрерывно стараться спасать этих глупых гусынь, которые должны сами себя спасти... Мне кажется, что образ блаженного Дон-Жуана тускнеет рядом с Вами, а Вы постоянно понуждаете себя выбирать сплошь плакучие ивы, которые отнюдь не плакучи в действительности, поверьте мне». Хорошо понимая поэта, уже после его кончины Мария фон Турн напишет о нем умную и проникновенную книгу. Начиная с 1909 г. Рильке почувствовал в себе прилив новой творческой энергии. Она пришла к нему во время его пребывания в замке Дуино, принадлежавшем княгине Марии. Райнер так описал свое ощущение: он вышел на свежий воздух и на высоте 200 футов над волнами Адриатики вдруг почувствовал, как сквозь шум бури к нему воззвал голос — «Кто же, когда я вопил, вопль мой услышал из ангельских хоров?» Рильке тотчас записал эти слова, а вечером была готова Первая элегия. Так возникло начало цикла «Дуинские элегии», одного из самых совершенных произведений поэта, которое он писал десять лет. В 1921 г. Райнер поселился в Швейцарии, где и провел последние шесть лет. Здесь поэт создал, помимо «Дуин-ских элегий», книгу стихов «Сонеты к Орфею», которая стала вершиной его творчества. Последние четыре года Рильке прожил в тишине и уединении в своем швейцарском замке Мюзот. Лишь изредка он совершал поездки по немецкой и французской Швейцарии и выезжал ненадолго в Париж. В столице Франции он был кумиром творческой интеллигенции. Самые изысканные дамы обрывали его телефон, французские писатели и поэты искали с ним дружбы. Однако болезнь (редкая форма лейкемии) заставляла Рильке возвращаться в Мюзот. 29 декабря 1926 г. в половине четвертого после полуночи наступил конец — тихий конец после многочасовой дремоты. Скончался человек, олицетворявший собой понятие «исключительно и всецело поэта». 2 января Райнер Мария Рильке, согласно его завещанию, был погребен в долине Роны невдалеке от замка Мюзот. Эпитафия, сочиненная Рильке для себя, практически непереводима на русский язык. Примерный смысл ее таков: «Роза, чистейшее из противоречий, испытывает блаженство оттого, что не снится под множеством век». За этим образом — сам автор единственной в своем роде эпитафии, исчезнувший как ничто, как сон, который не должен сниться никому.