Спонсоры:
Спонсоры:

Россини Джоаккино

А тем временем в Ла Скала в исполнении первоклассных артистов 26 сентября 1812 г. была поставлена его опера под названием «Пробный камень». Как отмечал Стендаль в биографической книге о Россини, «опера эта создала в театре эпоху радости и восторгов; толпы людей прибывали в Милан из Пармы, Пьянченцы, Бергамо и Брешии... Россини стал первым человеком своего края; всем хотелось во что бы то ни стало его увидеть». Победа в Ла Скала выдвинула Россини в ряд первоклассных оперных композиторов. В конце ноября состоялась премьера фарса «Случай делает вором, или Перепутанные чемоданы» в театре Сант-Мозе в Венеции, через два месяца — в конце января 1813 г. — премьера второй комической оперы под названием «Случайный сын, или Синьор Брускино». За последующие два года были написаны оперы «Кир в Вавилоне», «Танкред» и «Итальянка в Алжире», поставленные во многих театрах Италии, после чего Россини стал настоящим кумиром итальянцев. В конце мая 1815 г. Россини приехал в Неаполь по приглашению Доменико Барбайя, импресарио двух самых знаменитых театров в городе — Сан-Карло и Дель-Фон-до. Среди первоклассных певцов, собранных в труппе Барбайя, ведущее положение занимала певица Изабелла Кольбран, эффектная испанка с огромными черными глазами. На протяжении нескольких лет она с успехом выступала в Париже, затем переехала в Италию, где с 1807 г. пела в Ла Скала, вызывая всеобщий восторг. У Кольбран был редкостный голос, диапазон которого охватывал почти три октавы и во всех регистрах отличался удивительной ровностью, силой и нежностью. Кольбран была поручена главная партия в новой опере Россини. Молодого композитора настолько пленил талант замечательной певицы, что все последующие оперы, сочинявшиеся для неаполитанских театров Россини, он создавал в расчете на ее дарование и исполнение. Кроме того, маэстро и примадонна не замедлили выразить взаимную симпатию и дать друг другу самые нежные доказательства любви. На протяжении шести лет Изабелла и Джоаккино не раз сближались и расставались, снисходительно относясь друг к другу и взаимно прощая измены. Наконец они решили пожениться. Бракосочетание состоялось 6 марта 1822 г. в Кастеназо, недалеко от Болоньи, в часовне Верджине дель Пилар. Что касается творческой деятельности композитора, то в эти годы она была столь же насыщенна, как и его бурная личная жизнь. Опера «Елизавета, королева Английская», премьера которой состоялась в ноябре 1815 г., представляет интерес и с точки зрения композиторской эволюции Россини, и реформировании самой оперы. Вокальные партии в партитуре были выписаны им со всеми виртуозными пассажами и украшениями, которые прежде произвольно импровизировались певцами сообразно их разумению и вкусу. Россини утвердил ведущее положение композитора в театре и потребовал от певцов точного исполнения авторского текста. Следующий, 1816 г. — год рождения знаменитого «Севильского цирюльника». Ни над одной оперой Россини не работал так увлеченно, как над этим произведением. По собственному признанию, он сочинял музыку всюду—и когда гулял, и когда ел, и когда стоял, лежал, одним словом, постоянно. Наконец опера была готова. Но накануне премьеры возникла угроза срыва спектакля. Дело в том, что известный композитор Джованни Паизиелло еще в 1782 г. написал оперу на прославленную комедию Бомарше, которая с успехом шла на сценах итальянских театров более 30 лет. И вот теперь, по мнению Паизиелло, какой-то мальчишка смеет бросать вызов самому популярному его произведению. Поклонники оскорбленного маэстро решили освистать спектакль и во время премьеры, которая состоялась 20 февраля 1816 г. в римском театре Арджентина, произошло то, чего никак не ожидал Россини, — опера провалилась. Недоброжелателям помог и целый ряд непредвиденных случайностей, произошедших во время спектакля: у Альмавивы лопнула струна на гитаре; на сцене в самый неподходящий момент появилась кошка; актер, исполнявший роль Бази-лио, упал. Одним словом, спектакль разваливался на глазах, и враги Россини торжествовали. Однако на следующий вечер представление «Цирюльника» разительно отличалось от премьеры. Вопреки ожиданиям зал был переполнен, причем на этот раз зрители пришли, чтобы послушать музыку и спокойно оценить ее. И опера произвела совсем другое впечатление. Она покорила всех — восхищенная публика бурно аплодировала каждому музыкальному номеру. Одним словом, после такого провала — настоящий триумф! «Севильский цирюльник» положил начало европейской славе Россини. В 1817 г. опера с огромным успехом прошла в Барселоне, в 1818 г. — в Лондоне, в 1819 г. опера завоевала Париж, Вену, а затем и другие европейские театры Европы. В 1826 г. «Цирюльник» впервые прозвучал в Нью-Йорке, а в 1822 г. ему рукоплескали в Петербурге. Сбылась юношеская мечта Джоаккино — сначала завоевать Венецию, затем Италию, а потом уже и весь мир. В 1816—1823 гг. одна за другой появляются новые оперы Россини, из которых лучшие, вот уже почти два столетия не сходящие со сцен многих оперных театров мира, — «Отелло» (1816 г.), «Армида», «Золушка», «Сорока-воровка», «Аделаида Бургунская» (1817 г.), «Эрмио-на» (1819 г.), «Магомет II» (1820 г.), «Семирамида» (1823 г.). «Семирамида» — последняя опера, созданная Россини в Италии. Проведя ее первые представления, композитор начал готовиться к поездке в Англию, откуда уже давно ему и Кольбран приходили лестные и выгодные предложения. В декабре 1823 г. он с женой прибыл в Лондон, где их уже ждали знаменитые итальянские оперные артисты, ангажированные для театрального сезона. Согласно договору с импресарио лондонского Королевского театра, в котором ставились итальянские оперы, Россини должен был дирижировать исполнением своих произведений и сочинить специально для Лондона новую оперу. Первую часть обязательства композитор выполнил. С ошеломляющим успехом прошли под его управлением «Отелло», «Танкред», «Семирамида», «Севильский цирюльник», но до написания новой оперы дело так и не дошло. За семь месяцев пребывания в Лондоне композитор лишь однажды взялся за перо, чтобы почтить память великого поэта Англии Байрона, умершего в апреле 1824 г., кантатой «Жалоба Муз на смерть лорда Байрона». Во всех аристократических и богатых домах Лондона желали видеть Россини, который поистине обладал волшебным даром очаровывать толпу, сразу же приковывать к себе внимание, причем не прилагая никаких усилий. Он много аккомпанировал себе и другим исполнителям, даже пел в королевском дворце в присутствии короля Георга IV.

Читать дальше