Спонсоры:
Спонсоры:

Рубенс Питер Пауэл

Вскоре художник становится владельцем большого двухэтажного дома на улице Ваппер, которая сейчас носит его имя. Не беда, что дом совсем прост по архитектуре — со временем Рубенс превратит его в настоящий дворец в итальянском стиле, щедро украшенный статуями, вазами, колоннами, а в отдельно стоящей ротонде поместит свою коллекцию произведений искусства. Благо средства позволяют ему теперь воплощать в жизнь самые смелые проекты — он получает много заказов. Так много, что одному и не справиться, хоть и работает мастер не покладая рук. Но рядом верные помощники — талантливые ученики. Они стекаются отовсюду, как ручейки в полноводную реку. «Я до такой степени осажден просьбами со всех сторон, что многие юноши уже несколько лет ждут у других мастеров, чтобы я принял их к себе... я был принужден отклонить более ста кандидатов...», — жалуется художник. Картины Рубенса, а их из мастерской вышло в общей сложности около 3000, зачастую писались сообща. Вначале Питер Пауэл, гений композиции, тщательно продумывал сюжет, делал небольшие эскизы, причем в рисунке пером, а в более поздний период — кистью, обозначал основные цвета. Затем в работу вступали ученики и сотрудники, причем многие из них специализировались в каком-то узком жанре. Эскиз переносился на полотно, кто-то рисовал пейзаж, кто-то животных. Перед сдачей заказчику Рубенс неизменно собственноручно проходил кистью по готовой картине — выправлял и дописывал. Однако справедливости ради следует сказать, что лучшие свои работы художник писал сам — от начала и до конца. Работоспособность и трудолюбие Питера Пауэла были поистине невероятны. Современники вспоминают: «Мы посетили знаменитого художника Рубенса, которого застали как раз за работой, причем он заставлял себе в то же время читать вслух из Тацита и одновременно диктовал письмо. Так как мы молчали и не хотели ему мешать разговорами, он сам начал с нами говорить, и при этом продолжал, не прерывая, свою работу, заставлял себе дальше читать, не переставал диктовать письмо и отвечал на наши вопросы». Без гигантской воли, собранности и самодисциплины выдержать такие нагрузки было бы не по силам смертному. Рабочий день Рубенса был уплотнен до предела. Он вставал всегда в четыре утра и приступал к работе. Короткий перерыв на обед, и опять труд. Работал до пяти часов вечера, затем садился на коня и отправлялся на прогулку за город. Вернувшись, ужинал в кругу друзей, причем «в вине и пище, а также в игре терпеть не мог излишества». В мае 1611 г. у Питера Пауэла родилась дочь Клара Серена, однако радость отцовства вскоре была омрачена внезапной смертью любимого брата Филиппа. Художник без сомнений взял под свою опеку племянников. В 1614 г. Изабелла Брант разрешилась от бремени сыном, чьим крестным отцом стал эрцгерцог, вероятно, поэтому мальчика нарекли Альбертом. Его младший брат появился на свет в марте 1618 г. и был назван Николасом. Рубенс был очень разноплановым художником. Картины на религиозные и античные темы, пейзажи, аллегории, бытовой жанр, портреты — все он писал одинаково хорошо. «Мой талант таков, что, как бы огромна ни была работа по количеству и разнообразию сюжетов, она еше ни разу не превзошла моих сил», — утверждал художник. В 1610-е гг. мастер рисовал алтарные образы для Антверпенского собора и для всех самых крупных городских церквей, как старых, так и новых. Не обошел он своим вниманием также провинциальные храмы в близлежащих Мехельне и Генте. В эту пору им были написаны: «Обращение Св. Бавона», «Поклонение волхвов» (ок. 1609—1610 гг.), «Водружение креста» (1610— 1611 гг.), «Последнее причащение Святого Франциска» (1619 г.), колоссальное изображение «Страшного суда» в двух вариантах (ок. 1615—1616 и ок. 1618—1620 гг.) и др. Все эти многофигурные, богатые по сюжету и замечательные по композиции полотна звучат жизнеутверждающим гимном во славу человеческой стойкости и силы Духа. Крепкие мускулистые тела персонажей, не исключая и самого Иисуса, реалистичны настолько, насколько это можно передать кистью. Особенно замечательна алтарная картина «Снятие с креста» (1612—1614 гг.) — центральная часть триптиха для главного городского собора Антверпена. Наиболее поразительна в ней фигура мертвого Христа. Знаменитый английский живописец XVIII в. Рейнолдс писал: «Это одна из самых прекрасных его фигур. Голова, упавшая на плечо, смещение всего тела дают нам такое верное представление о тяжести смерти, что никакое другое не в силах превзойти его». С небывалой виртуозностью Питеру Пауэлу удалось передать то мгновение, когда освобожденное от креста тело готово под тяжестью своего веса сползти в крепкие руки Св. Иоанна, раскрывшего объятия, чтобы принять его. Фигура справа держит Христа за руку, а слева достопочтенный Никодим, ухватившись за конец савана, старается замедлить его падение. Стоящая на коленях Мария Магдалина поддерживает его ступни. Но никто из них пока не принял на себя горестную ношу; это критический момент, схваченная художником доля секунды, перед тем как мертвое тело окажется на протянутых к нему руках. Через несколько лет слава о «Снятии» облетела всю Европу, и именно эта картина сделала Рубенса первым по величине религиозным художником своего времени. Как известно, мастер был большим знатоком и горячим поклонником античности. Эта неисчерпаемая тема стала для него источником вдохновения для создания целого ряда картин, лучшие из которых «Венера перед зеркалом» (ок. 1613—1615 гг.), «Похищение дочерей Левкиппа» (1619—1620 гг.), «Персей и Андромеда» (ок. 1621 г.). Одна из линий античного сюжета, которую художник неоднократно развивал, — «вакханалия». Это — «Опьяневший Геркулес» (1611 г.), собственно «Вакханалия» (1615— 1620 гг.), «Шествие Силена» (1618 г.), «Вакх» (1636—1640 гг.). Рубенс, призвавший свой гений воспевать человеческую жизнь как одно из проявлений всемогущей природы, здесь стремится наглядно показать, насколько опасна ее стихийная власть, ее хмель и буйство, когда они одерживают верх над разумом.

Читать дальше