Спонсоры:
Спонсоры:

Семенов-Тян-Шанский Петр Петрович

image

(род. в 1827 г. — ум. в 1914 г.)

Русский географ, ботаник, энтомолог, общественный деятель, статистик, искусствовед и путешественник. Первым из европейцев исследовал Тянь-Шань. Открыл горный массив Хан-Тенгри. Инициировал ряд экспедиций в Центральную Азию. Организовал первую перепись населения в России. Его именем названы 11 географических местностей: вершины на Шпицбергене, в Центральном Тянь-Шане, Монгольском Алтае, хребты на правом берегу р. Юкон и к югу от оз. Кукунор, перевал и ледник в горах Тянь-Шаня, пролив в Карском море и др., а также многие растения и животные.

Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский (до 1906 г. Семенов) — уникальное явление в истории географической науки, богатой яркими личностями. Он сочетал в себе таланты, редко соединяющиеся в одном человеке, что позволило ему не только добиться больших успехов во многих научных областях, но также стать организатором географических исследований и положить начало эпохе завоевания русскими Центральной Азии. Семенов родился 14 января 1827 г. в с. Урусово Рязанской губернии в семье отставного военного, участника войны 1812 г. Его родители были людьми высокой культуры. Они водили знакомство со многими известными литераторами и артистами. Дом в поместье Семеновых был настоящим культурным центром: здесь устраивались литературные вечера, звучали стихи и музыка. Когда Пете исполнилось пять лет, умер отец. Мать, отличавшаяся слабым здоровьем, безвыездно жила в деревне. Петя с головой ушел в книги и начал «путешествовать» по имению, серьезно занялся ботаникой. К тринадцати годам мальчик знал французский, немецкий и английский языки. В доме была богатая библиотека, и он, никем не контролируемый, с упоением читал Ломоносова, Пушкина, Карамзина, Державина, Гете, Шиллера, Вольтера, Скотта, Байрона и др. Иностранных авторов Петя предпочитал читать в подлинниках. Осенью 1841 г. Семенова отдали в Петербургскую школу гвардейских прапорщиков. Через четыре года он блестяще закончил ее, но, несмотря на протесты родных, отказался от военной карьеры и поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. По окончании университета летом 1848 г. молодой ученый вместе со своим другом Н. Я. Данилевским совершил небольшое путешествие. Пешком они прошли из Петербурга в Москву, собирая по дороге ботаническую коллекцию. На следующий год Семенов провел большую экспедиционную работу по исследованию черноземного пространства России. На основе полученных материалов он написал диссертацию на степень магистра по теме «Придонная флора в ее отношениях к растительности Европейской России». Эта работа не утратила своего значения по сей день. Данилевский познакомил Семенова с петрашевцами*. Это чуть не привело к крутому повороту в его судьбе. После ареста Данилевского у Петра Петровича в его отсутствие был проведен трехдневный обыск, однако никаких компрометирующих материалов полиция не нашла, и Семенов остался на свободе. Это, однако, не заставило его отвернуться от прежних товарищей. Известно, что по дороге на Тянь-Шань путешественник заезжал к Достоевскому, который находился в ссылке. Связь с петрашевцами, однако, не помешала Русскому географическому обществу сделать молодого ученого своим действительным членом. Он стал заведовать библиотекой общества, а также по его поручению занялся переводом части труда знаменитого в то время географа К. Риттера «Землеведение Азии», посвященного Южной Сибири и Китаю. Именно это натолкнуло молодого ученого на мысль о путешествии в таинственные Небесные Горы — Тянь-Шань, куда не ступала еще нога европейца. Однако пока это была только идея. Множество дел отвлекало Петра Петровича от реальных шагов в этом направлении. Неожиданно на Семенова обрушилось несчастье. Тяжело заболела его страстно любимая жена. Когда ученый узнал о том, что ее болезнь неизлечима, он сам заболел тяжелым нервным расстройством и едва не умер. Но все же Петр Петрович сумел взять себя в руки. По свидетельству внучки, ему «...после кончины жены жизнь казалась конченной... Но возникла мысль: если жизнь себе кажется ненужной, то расстаться с ней можно для пользы науки, отечества...» Поэтому Семенов и решил отправиться в опасное путешествие на территории, где рыскали разбойничьи шайки, бушевали кровавые распри между местными племенами, а европейцев считали шпионами, подвергали жестоким пыткам и казнили. Будущего путешественника всегда отличала обстоятельность в подготовке к любому делу. Всю жизнь он любил повторять: «Прежде всего — система, система — это все!» В данном случае, с его точки зрения, следовало углубить знания. В 1852 г. ученый отправился в Берлинский университет, где занимался всесторонней подготовкой к экспедиции. В Германии он посетил Риттера и Гумбольдта, автора пользующейся большой популярностью теории о вулканическом происхождении гор Внутренней Азии. По его предположению, здесь должны располагаться огромные вулканы, едва ли не самые большие на планете. В это время Семенов, большой поклонник Гумбольдта, практически не сомневался в правильности таких выводов, хотя русский ученый-путешественник по Средней Азии И. Мушкетов уже тогда считал эти представления «уродливыми». Но именно Семенову суждено было опровергнуть неверную теорию. Однако пока он направился в Италию и 17 раз поднялся на Везувий, чтобы составить представление о явлениях вулканизма. Наконец подготовка была завершена. В мае 1856 г. Семенов на почтовой тройке отправился в военную крепость Верный (Алма-Ата) в Заилийском Алатау, откуда предполагал начать путешествие. Он хотел проникнуть к оз. Иссык-Куль, известие о котором дошло до европейцев от буддийского монаха Сюань Цзяна, путешествовавшего в этих местах еще в VII в. Более достоверными сведениями об этих краях ученые того времени не располагали. Путешествие началось в начале сентября. Вместе с Семеновым к Иссык-Кулю шли 10 казаков конвоя, крепостной слуга и 2 казаха-проводника. С плоскогорья Уч-Мерке путешественники впервые увидели снежные цепи Тянь-Шаня, а чуть позже с вершины одной из сопок им открылась водная гладь огромного высокогорного озера, которое китайцы называли «Же-хай» — Теплое море. Это и был Иссык-Куль. По долине р. Тюп отряд спустился к озеру. Здесь, на открытом для обозрения мысе Тюпского залива, провели всего 2—3 часа. Боясь нападения враждебных сарыбагишей, ночь провели в ущелье, а затем вернулись в Верный.

Читать дальше