Спонсоры:
Спонсоры:

Сервантес Сааведра Мигель де

Пятилетнее пребывание на военной службе дало ему возможность не только помочь своей семье, но и позволило самостоятельно продолжить образование. Сервантес побывал в Милане, Болонье, Венеции, Палермо, выучил итальянский язык, познакомился с поэзией Данте, Петрарки, Ариосто, с «Декамероном» Боккаччо, итальянской новеллой и пастушеским романом, с неоплатониками. Одновременно с этим он оставался бесстрашным солдатом, для которого понятие чести было священно. 7 октября 1571 г., во время знаменитой морской битвы при Лепан-то, несмотря на болезнь, Сервантес настоял на том, чтобы участвовать в битве. Во время боя во главе 12 солдат он защищал лодочный трап и получил три пулевых ранения: два в грудь и одно — в предплечье. Последняя рана, на первый взгляд, была неопасной, но ее последствия оказались самыми трагичными: Сервантес больше не владел левой рукой. Выйдя из госпиталя в Мессине в апреле 1572 г., Мигель, несмотря на увечье, решил вернуться на военную службу. Он был зачислен в полк Лопе де Фиге-роа, провел некоторое время на острове Корфу, но уже 2 октября 1572 г. участвовал в морской битве при Нава-рине, а в следующем году вошел в состав экспедиционного корпуса, направленного под начальством дона Хуана Австрийского в Северную Африку для укрепления крепостей Голеты и Туниса. В 1573 г. полк Сервантеса был возвращен в Италию для несения гарнизонной службы сперва в Сардинии, а затем (в 1574 г.) в Неаполе. В 1575 г. Мигель де Сервантес вместе со своим братом Родриго, также служившем в испанской армии, решил вернуться в Испанию. Он пять долгих лет служил испанской короне и теперь мог рассчитывать на то, что его заслуги не останутся без внимания — тем более, что рекомендательные письма на имя короля были написаны людьми весьма известными и влиятельными: доном Хуаном Австрийским и вице-королем Неаполя, герцогом де Сесы. Но в тот момент, когда удача наконец-то повернулась к нему лицом, Сервантес оказался на волосок от смерти. Галеру, на которой он возвращается домой, захватили пираты, и братьев доставили в Алжир. Первым хозяином Мигеля стал грек Дели Мами. Обнаружив у нового раба рекомендательные письма к Филиппу II, он перепродал его правителю Алжира Гассану-паше. Сумма выкупа, которую запросили за Сервантеса, была огромна: 500 эскудо. Его хозяева были уверены, что он невероятно знатен и сказочно богат. Поэтому пленника хотя и содержали в неволе, но, по крайней мере, старались, чтобы он не умер до тех пор, пока не будет доставлен выкуп. Поначалу Мигель пытался бежать. Но после трех неудачных попыток смирился со своей участью. Тем временем его семья делала все возможное, чтобы раздобыть денег на выкуп сына. До сих пор точно неизвестно, каким образом удалось собрать такую внушительную сумму. По некоторым сведениям, семье Сервантеса оказали помощь монахи. 19 сентября 1580 г. Мигель наконец-то был освобожден. Он вернулся на родину, о которой столько мечтал в алжирском плену. И обнаружил, что все его усилия были тщетны. За пять лет сражения с турками начали забываться, и он, заслуженный ветеран, участник Лепантской битвы, уже не может рассчитывать на благодарность властей. Семья была окончательно разорена, отец оглох и не мог больше заниматься врачебной практикой (спустя пять лет его не стало). Сервантесу пришлось вернуться на военную службу. В 1581 г. в качестве военного курьера он ездил в Северную Африку, в Оран и некоторое время состоял при ставке герцога Альбы в Томаре. Однако вскоре понял, что таким образом никогда не выберется из нише-ты. Тем более что как раз в это время в семье появились новые члены. Сервантес женился на Каталине де Сала-сар-и-Паласьос, принесшей ему небольшое приданое, и удочерил свою незаконнорожденную дочь Исавель де Са-ведра. Какое-то время Мигель перебивался случайными заработками. Нередко он, оставив семью в Эскивьясе, отправлялся в Андалусию в поисках работы. В 1588 г. ему посчастливилось получить место комиссара по срочным заготовкам для «Непобедимой Армады» (огромного флота, готовившегося к нападению на Англию). Однако он был человеком чести, и там, где другие набивали карманы, поставляя некачественные товары или подделывая бумаги, он оставался все так же беден. Другие комиссары смотрели на него косо и мечтали убрать его с должности. Вскоре такая возможность им предоставилась. Сервантес, проявивший небрежность при составлении очередного отчета, был обвинен в утайке денег и незаконных реквизициях. К тому же он вступил в спор с церковным управлением, что грозило ему отлучением от церкви. В конце концов Мигель был арестован и посажен (правда, ненадолго) в тюрьму города Кастро-дель-Рио (1592 г.). Сервантес понимал, что в финансовой сфере быть честным невозможно, и если бы у него была такая возможность, никогда не согласился бы впредь иметь дело с чужими деньгами. Но Мигель должен был заботиться о семье. Поэтому через два года он согласился занять должность сборщика недоимок в Гранаде. Судьба вновь сыграла с ним злую шутку: когда он привез севильскому банкиру Симону Фрейре де Лима сумму в 7400 реалов для передачи в Мадрид, тот объявил себя банкротом, а над Сервантесом нависло обвинение в сокрытии собранных средств. Казначейство предъявило ему иск, на который Мигелю было нечем ответить: доказательств невиновности у него не было, денег тоже. В сентябре 1597 г. он вновь отправляется в тюрьму, на сей раз — в Севильскую королевскую. Дело о растрате поднимали еще дважды: в 1602 г. и в 1608 г. Во время второго заключения Сервантес начал писать свое лучшее произведение — «Дон Кихот».

Читать дальше