Спонсоры:
Спонсоры:

Скотт Вальтер

Уже в первых поэтических опытах Скотт проявил честность и непредвзятость в творческом воссоздании истории Шотландии, ее преданий и легенд. Те же принципы писатель распространил позже и на прозу. Он предлагал своим читателям вымысел, но особый, «волшебный» вымысел, способный заставить поверить в его реальность. Скотт не мистифицировал публику, а увлекал ее размышлениями о ходе истории, о смене эпох. В таком ключе написаны лучшие романы Вальтера Скотта: «Уэверли, или 60 лет назад», «Пуритане», «Роб Рой», «Айвенго», в них предстала история Шотландии и Англии на всех трагических поворотах в судьбах их народов. Кстати, сохранились воспоминания очевидца о том, как писал Вальтер Скотт. Это едва ли не самое поразительное свидетельство о писательской работе занесено в особую оксфордскую книгу литературных примечательных фактов и историй. Его запечатлел Джон Гибсон Лок-харт, зять Вальтера Скотта, ставший впоследствии его биографом. Дело происходило в Эдинбурге, где напротив дома писателя веселился с друзьями Джон, тогда еще и не подозревавший, что станет его родственником. Неожиданно один из собутыльников замер, увидев в окне напротив быстро бегущую по бумаге руку с пером. «И так день и ночь! — с ужасом воскликнул он. — Когда бы я ни пришел, когда бы ни взглянул на окно, я вижу одно и тоже: пишущую руку... неведомую, таинственную, невероятную, пишущую руку. Должно быть, это какой-нибудь переписчик-поденщик». На что хозяин дома ответил: «Нет, друзья мои, это пишет сэр Вальтер Скотт». Романы сделали Вальтера Скотта фигурой легендарной. И если в своей автобиографии он писал, что ему в ранние годы посчастливилось видеть двух знаменитых литераторов — поэта Уильяма Блейка и автора популярного в свое время романа «Монах» Мэтью Льюкса, то впоследствии не было писателя, тем более читателя, который не стремился бы встретиться со Скоттом. У Вальтера Скотта появились обширные связи с королями, полководцами, писателями и другими знаменитостями. Особенно он гордился перепиской с Гете, считая его величайшим писателем Германии. Установились, хотя и не сразу, добрые отношения с Байроном. Поначалу между ними назревало что-то в виде ссоры, зачинщиком которой был, конечно же, задиристый лорд Байрон, в то время начинающий поэт. Первый сборник его стихов был основательно раскритикован «Эдинбургским обозрением», на что поэт ответил разгромной статьей, в которой досталось и Скотту, названному «наемным писакой». Позже, правда, оба литератора во время одного из светских приемов объяснились. Свидетели той встречи отмечали ее необыкновенную атмосферу: оба писателя были знамениты, оба имели основание гордиться родовой причастностью к истории, а самое удивительное, что оба хромали (хромота у Скотта — следствие перенесенного в детстве полиомиелита). Спускаясь по лестнице, они предупредительно поддерживали друг друга. С тех пор между двумя знаменитостями укрепилось взаимное дружеское расположение. Лишь однажды Скотт был смущен и озадачен, когда Байрон посвятил ему поэтическую трагедию «Каин», которую лондонская публика посчитала безнравственной. Вальтер Скотт не был ханжой, но позиция Байрона показалась ему уж слишком рискованной. Этот эпизод, правда, нисколько не повлиял на их отношения. И когда Стендаль как-то резко отозвался о литературных и личных качествах Скотта, Байрон тут же поспешил опровергнуть такую оценку: «Я знаю Вальтера Скотта давно и хорошо и, в частности, видел его при обстоятельствах, требующих истинного характера, поэтому должен заверить вас, что характер его заслуживает восхищения, что изо всех людей Скотт — наиболее открытая, наиболее благородная и наиболее благожелательная натура».

Читать дальше